К ссылке в тексте

Маргарита Ломунова "Люди размером с кулачек"

К оглавлению

 

В середине XIX века швейцарец Колман снова открыл пигмеев. Изучив их быт, он выдвинул гипотезу, что эти карлики и есть наши прародители, чудом сохранившиеся, от нихто и пошли все другие народы. Предположение имело своих последователей. Однако постепенно интерес к гипотезе пропал.

Но вот недавно в индийском Центре клеточной и молекулярной биологии подтвердили давнюю гипотезу Колмана генетическим путем. Благодаря анализу ДНК туземцев племени онге индийские ученые рассчитали, что около ста тысяч лет назад племя ушло из Африки и через сорок тысяч лет, задолго до ледникового периода, пришло на Андамановы острова. Потом уровень Мирового океана поднялся, и пришельцы оказались отрезанными от материка.

Затем они еще около шестидесяти тысяч лет сохраняли в неизменности и «генетическую чистоту», и свой жизненный уклад. В чем секрет такого феноменального долгожительства? Ведь у народов есть свой срок жизни - три-четыре тысячи лет. Пигмеи пережили положенный им срок самое малое в 30 раз! Это все равно что при средней продолжительности жизни в 70 лет человек прожил бы больше 2000!

Впервые о них узнали XVIII веке, когда генерал-губернатор Индии направил экспедицию из двух кораблей, дабы узнать, что за люди обитают на Андамановых островах.

В представленном отчете сообщалось: «Андаманские острова населены расой людей, находящихся, возможно, на самой низкой ступени цивилизации. Они ближе к первобытному состоянию, чем любой народ, о котором мы слышали. Не научились обрабатывать почву. Живут исключительно за счет собирательства и охоты. Мужчины коварны, хитры и мстительны, в схватках проявляют большое упорство...».

Однако при ближайшем знакомстве андаманцы оказались довольно приятной наружности, изящного телосложения, а кожа у них была иссиня-черного цвета. По древнему обычаю, они разрисовывают свои лица и тела белой и красной глиной, делая это не только для красоты, но также чтобы защитить тело от москитов и лихорадки. Правда, на посторонний, особенно европейский, взгляд, эти рисованные маски, скрывающие лица, производили жуткое впечатление. При первом знакомстве с пигмеями путешественникам даже чудилось, что головы у островитян - собачьи.

Отчет о быте и нравах пигмеев был представлен обстоятельный, однако о том, что андаманцы - людоеды, там не говорилось ни слова. Потому что они ими и не были.

Да, островитяне воинственны и к пришельцам жестоки. Но пленников не съедали, их убивали, а тела сжигали на кострах, устраивая вокруг ритуальные пляски.

Некоторые вешали черепа родителей на шею. Но ведь и бабушкин череп тоже не выбросишь. Такого почтительного андаманца слышно было издалека - самого еще не видно за деревьями, а глухой стук костей уже доносится. Черепами и костями принято было обмениваться. Например, челюсть, покрытая красной охрой, считалась лучшим украшением и самым надежным амулетом.

Дарить кости друг другу считалось признаком хорошего тона. Ведь, если ты пожалуешь человеку самое дорогое для себя, он это поймет и оценит. В обычае андаманцев было обмениваться и... детьми. До 8—10 лет ребенок жил с отцом и матерью, потом, в знак приязни и доверия, его передавали другой семье.

Добычу же делили следующим образом: лучшие куски отдавали старикам, худшие — получали сами охотники. Щедрость и доброта к ближнему считались наиглавнейшими добродетелями.

Однако всего через сто пятьдесят лет общения с цивилизацией, которую мы называем европейской, уникальный мир «маленьких людей» оказался практически уничтожен. Андаманских пигмеев осталось всего несколько сотен, да и тех китайцы, собиратели раковин, приучили курить опиум.