На титульную К оглавлению

Глава I

 

1. В тихом омуте черти, в тихом поселке лешие.

 

Маленький предгорный поселок с красивым названием Эллинский располагался у подножия невысокой, но довольно протяженной возвышенности. Старожилы говорили, что это селение давным-давно основала греческая семья, поэтому его так и называли греческим или эллинским. Однако теперь местные старики не помнят, чтоб их родители, и даже родители их родителей знали тут кого-либо из греков. Так что если и на самом деле поселок основан ими, то свидетельством тому осталось только одно его название.

Горы, то есть настоящие горы, были вдалеке от этих мест, но ту часть возвышенности, что непосредственно прилегала к поселку, местные жители всё же называли горой. Оно и понятно, ведь подниматься вверх по склону даже молодым не так уж и просто, а для взрослых и пожилых людей тем более тяжко. Практически вся она была лесистой, но и полян поросших травой или невысоким кустарником было немало. Эти так называемые залысины жители поселка издавна использовали летом для прокорма мелких домашних животных, привязывая на них своих коз и овец. На краю склона у южной стороны поселка как раз и была такая поляна. За ней начинался лес, куда ходили весной собирать землянику, летом ежевику, осенью орехи, грушу дичку, да мелкие лесные яблоки на сушку. В общем, когда-то тут бурно кипела жизнь, и всё было наполнено разнообразными, повседневными, житейскими заботами.

Да…! Было время, но давно прошло. Нынче весь природный ландшафт создавал ощущение некой первозданности, где очень и очень нечасто ступает нога человека. Правда, с противоположной стороны поселка расстилался небольшой луг, засеянный разнообразными культурными травами, и даже неопытный глаз смог бы заметить, что возделывают их опытные руки. Дальше за лугом небольшая речушка несет с гор свои холодные воды. Во время продолжительных дождей и весеннего таяния снега она сильно разливается, но так как вблизи её берегов никто никогда не селился, такое наводнение никому не досаждало даже в те далекие годы, не говоря уж о нынешних. К тому же от поселка речку отделяет не только луг, но и железнодорожная насыпь, вдоль которой собственно и располагается он сам. Во все времена составы тут лишь пробегали мимо, и потому не было никакой даже мало-мальски оборудованной стоянки. А теперь и вовсе грохот вагонных колес довольно редко нарушал здешнюю тишину и покой.

Однако не следует думать, что количество жителей поселка зависело от железнодорожного сообщения. О постепенном запустении позаботилось время. Впрочем, справедливости ради лучше было бы сказать, что со временем изменилось многое, причем повсеместно. И всё же люди не полностью покинули эти места. Вдоль железной дороги было несколько дачных участков, владельцы которых приезжали сюда летом. А что касается постоянных жителей, то в целом можно насчитать немногим более десятка маленьких, разбросанных по разным местам деревянных домиков старых построек. Тишина, чистый воздух и родниковая вода были, пожалуй, основными ценностями этой местности, которую вполне можно назвать нищим раем.

И вот среди этой самой первозданности и заброшенности совершенно неожиданно можно увидеть довольно интересное, современного вида поместье, с невысоким и в то же время немаленьким по площади и, что главное, совсем недавно выстроенным домом. Расположилось оно непосредственно у самого подножия возвышенности, примыкая к той самой поляне. Помимо поместья обращает на себя внимание вполне приличная для подобных мест подъездная дорога. Начинаясь за несколько километров до поселка, она пролегала вдоль железной дороги. По другую же от неё сторону стояла плотная стена невысоких деревьев и кустарников на склоне всё той же возвышенности.

Что касается усадьбы, то ненужно быть специалистом, чтоб в её обустройстве заметить использование, как современных строительных материалов, так и передовых по нынешнему времени технологий. В самой форме дома была видна творческая работа незаурядного архитектора, а к благоустроенному в оригинальном стиле двору, очевидно, приложил руку умелый ландшафтный дизайнер. Земельный участок всего поместья имел природный уклон, начинающийся у несколько более крутой части возвышенности. В этой связи кому-то покажется, что фасад дома и прилегающая к нему площадка двора с газонами, бассейном и всеми прочим, должны была бы располагаться в сторону открытой местности, как бы открывая широкий обзор. Но тут было наоборот, т.е. всё перечисленное располагались в сторону возвышенности, как бы образуя замкнутое и в некотором роде изолированное жизненное пространство для обитателей дома. Задняя же его часть со всеми хозяйственными делами была полностью открыта для обзора. Но по причине неровности рельефа получалось так, что у дальнего угла дома он представлялся полутораэтажным, а с другого угла фактически двухэтажным, где были встроены пара автоматических гаражных ворот. Тут же находились большие, металлические въездные ворота, к которым как раз и подходила та самая дорога. Внутри двора она пролегала вдоль всего дома, постепенно поднимаясь по рельефу, огибала его с боковой стороны и выходила к фасадному пространству, той самой замкнутой части двора. С этой стороны дом выглядел в полной мере одноэтажным, даже без цокольного возвышения, то есть никаких ступенек у парадных дверей не было.

Описанные далее события начались в самый разгар лета. Дверь открылась и во двор вышла девочка лет шести. На ней было легкое, красивое платьице, удобные босоножки, на голове панамка. В руках она держала средних размеров куклу и пластиковый пакет с игрушечной посудой. Уверенной походкой, в которой просматривалась не по годам её самостоятельность, она обогнула бассейн и направилась прямо к калитке. Невдалеке на газоне у невысокого заборчика молодая женщина приводила в порядок кусты роз.

- Мам, я пойду к источнику поиграть. – То ли спросила, то ли сообщила девочка.

Женщина повернула голову в её сторону:

- Только не заходи дальше, что б я тебя всё время видела.

Эта фраза, как для мамы, так и для дочки была обычной в таких случаях, и когда она звучала девочка уже вышла за калитку, оставив её открытой. Если на улице было холодно или шел дождь, ничего не оставалось, как смотреть мультфильмы или просто играть со своими игрушками. Но теперь был ясный и теплый, послеполуденный день, и Свете, так звали девочку, ничего не мешало прогуляться на некотором удалении от дома.
Нельзя было с уверенность сказать, что за калиткой начиналась улица, как мы обычно её понимаем, однако это не было ни садом, ни огородом. Света шла по аккуратно выстланной дорожке, с правой стороны которой на земельном участке у невысокого забора росли овощи и зелень для приправы. Наверно это и можно бы назвать огородом, если б не довольно маленький его размер. По другую сторону начиналась возвышенность, хотя правильнее было бы говорить, что дорожка пролегала у её подножия. Леса как такового тут не было, лишь редкие маленькие деревца да небольшие заросли ежевики. Правда в небольшой балке недалеко от источника, куда собственно стекала вода от него, стоял не очень высокий, но раскидистый дуб. Такая, в общем-то, скучноватая на придирчивый взгляд картина обусловлена тем, что в основе своей эта часть возвышенности была каменистой. Да и сама дорожка, очевидно, была выстлана из довольно твердой породы песчаника, которого тут было в изобилии. На некотором удалении вверх по склону деревья были выше, пышнее, а уж вдалеке стояли почти сплошной стеной. Где-то в той стороне начинались горы, только их отсюда не было видно.

Ещё три года назад Света с мамой или дедушкой часто ходила за водой к этому источнику. С папой такие прогулки случались редко, потому что он надолго уезжал на свою работу и редко бывал дома. Но когда приезжал, то в хорошую погоду всегда брал её с собой. Совсем маленькую носил на руках, затем возил в детской коляске. Но в отличие от мамы и дедушки всегда на какое-то время задерживался тут, как будто к чему-то прислушивался. А может просто стоял, о чем-то глубоко задумавшись. Десять лет прошло с того времени, как он купил тут земельный участок и начал строить дом, и уже тогда никто кроме них не пользовался источником. В каждом дворе имелась или скважина, или чистый родник. Два года назад воду провели в дом, и теперь сюда совсем никто не ходил, кроме Светы. В хорошую погоду она довольно часто бывала тут. Находился источник, в общем, совсем недалеко, так что от дома хорошо просматривалась вся прилегающая к нему местность. Мама или дедушка, чем-либо занимавшиеся во дворе в это время, постоянно переглядывались с ней, помахивали рукой или громко о чем-либо спрашивали.
Для Светы ничего особенного в устройстве источника не было. Для неё он внешне выглядел вполне обычно. Но это только потому, что она была совсем маленькой, когда тут всё обустраивалось, и не могла знать, что представляло собой это сооружение раньше. Но любой случайно попавший сюда человек сразу обратил бы внимание на его необычный вид. Дело в том, что издавна вода пробивалась между нависшими над землей каменными плитами, торчавшими из склона возвышенности. После обрушения породы по краям, плита как бы заострилась прямо над тем местом, где находился источник. Этот кусок скалы был на высоте более двух метров от земли. Внизу со временем образовалась небольшая промоина, постоянно заполненная водой. Чтобы туда не несло ветром пыль, листья и прочий мусор, были наняты рабочие, которые с двух сторон выложили стены из камня. Только это были не обычные вертикальные стены, а наклонные, широкие у земли и сужающиеся вверху к тому скальному выступу. Получилось что-то напоминающее шатер с трех сторон закрытый треугольными каменными стенами. Но затем отсюда по пластиковым трубам воду провели во двор, что б она постоянно текла в бассейн. Тогда заложили и четвертую сторону, оставив лишь проход размером с небольшую дверь. Через него излишки воды вытекали наружу и небольшим ручейком сбегали в низину. В итоге строение приобрело форму пирамиды с тупым верхом, одной стороной которой был склон возвышенности. Летом внутри всегда была приятная прохлада, а зимой он вообще перестал замерзать.

От людей, которые уже долго жили в этих местах, было известно, что в старые времена вдоль возвышенности проходила дорога. Путники часто останавливались в этом месте и называли его источник лешим. Почему? Никто, даже среди старожилов посёлка ничего сказать не мог. А, впрочем, не придавали особого значения таким вещам. И всё же особенность у источника была. Дело в том, что помимо него были в этой местности и другие родники, но в отличие от всех остальных он был теплым. Зимой промоина покрывалась льдом только в самый сильный мороз, а в основном воду можно было набирать в ней постоянно.

Света подошла к проёму и привычно присела около тихо журчащего ручейка. Посадила рядом с собой куклу и, доставая из пакета посуду, начала раскладывать её на камешки. Вдруг она увидела плывущую по воде земляничку. Света знала, что немного дальше на возвышенности она с мамой собирала её, но без родителей туда не ходила и не знала, что она уже созрела. Ей как-то даже в голову не пришло, откуда тут вдруг появилась ягода. Девочка выхватила её из воды и положила на маленькую пластмассовую тарелочку. Но потом подумала, что неплохо было бы тут украсить всё листочками. Света поднялась и побежала к растущему неподалеку кусту орешника, сорвала несколько штук и повернула обратно. Не добежав нескольких шагов до своего места, она вдруг остановилась - по воде плыли ещё несколько земляничек. Она подняла глаза и..., у другого угла источника увидела мальчика заметно старше её в какой-то совсем необычной одежде. В одной ладони у него лежали несколько спелых земляничек, и он бросал их по одной в ручей, поглядывая на неё при этом. Поначалу девочка немного испугалась, но вид мальчика был таким спокойным, что она осталась на месте и с любопытством принялась его рассматривать. Их взгляды встретились. Было видно, что поначалу мальчик смотрел на неё заинтересованно, но постепенно на его лице начало появляться удивление. Рука, бросающая очередную ягоду, вдруг остановилась на полпути и застыла. Наверное, прошло несколько минут, пока они продолжали стоять глядя друг на друга как загипнотизированные. Но вот она заметила, что его глаза начали расширяться, рот приоткрылся, как будто он увидел что-то страшное. Оставшиеся ягоды с его ладони посыпались на землю. Подумав, что его что-то напугало, Света посмотрела назад, но там ничего не было, и она вновь повернулась к нему. Теперь он уже стоял к ней полу боком, причем в такой позе, как будто пытался уйти, но почему-то не мог.

- Отпусти…, - раздался странный тихий крик в её голове.

Света вздрогнула, видимо ей передался его испуг. Она резко повернула голову в сторону дома. Мама стояла у дверей и смотрела в её сторону. Когда их взгляды встретились, приветливо помахала рукой. Повернув голову обратно к источнику, Света уже никого не увидела. На том месте, где только что стоял мальчик, его не было и лишь землянички одна за другой скатывались по камешкам в ручей. Ей сразу подумалось, что он наверно спрятался, но, посмотрев по сторонам, поняла, что там просто не было ничего, где можно было бы укрыться. Теперь она по настоящему испугалась и стремглав бросилась к дому. Мама удивилась такому её неожиданному поведению и, быстрым шагом направившись навстречу, и у самой калитки подхватила на руки запыхавшуюся дочь.

- Чего ты так испугалась, милая?

- А чего он кричал? - Ещё не оправившись от испуга, спросила Света в ответ.

- Кто кричал? - удивилась мама.

- Ты что, не слышала?

- Нет, ничего я не слышала, родная, - прижимая её к груди, с некоторым волнением ответила мама. - Так кто кричал?

- Мальчик, ты разве не видела?

- Да кого же я могла увидеть, если кроме тебя там никого не было.

- Чего вы тут девчата расшумелись? – Раздался мужской голос со стороны дома.

Из дверей выходил пожилой мужчина. На секунду остановившись, прикрывая дверь, он направился их сторону.

- Говорила вам, не нужно при детях обсуждать всякие там небылицы про этот источник, - в голосе женщины слышался слабый упрек, - вот ребенку чего-то померещилось и напугало бедную чуть не до смерти.

- Ну-ка, расскажи мне, что там случилось? – протянул он руки к девочке.

- Вот, - теперь уже слегка рассердившись, мама прижала к себе дочь, - вместо того, что бы успокоить ребенка, вы пристаете с расспросами.

- Может, пойдем, посмотрим что там? – не обращая внимания на эти слова, спросил он Свету.

- Да, что ж это такое, - женщина обошла его, повернувшись боком, и вместе с девочкой быстро направилась в дом.

Он улыбнулся глядя им вслед и направился к источнику, по пути посматривая по сторонам, ни на чем особо не задерживал внимания. Да и смотреть-то тут особо не на что, ведь это была для него давно известная, много раз исхоженная открытая местность. Подойдя к источнику, он обошел его со всех сторон, заглянул вовнутрь. Не заметив ничего подозрительного, собрал игрушки и повернул обратно к дому. Больше Света сюда не приходила даже в саму хорошую погоду. Впрочем, мама всё равно не отпустила бы её одну после этого случая.

Прошло недели две после этого случая. Папа с мамой решили, что пора подавать документы в школу, а заодно показать Свете, куда каждый день кроме субботы и воскресенья дедушка или мама будут возить её на занятия. Он как-то высказывал мнение, на котором впрочем, не особо настаивал, что лучше было бы подождать ещё год. Но мама убедила его, мол, некоторые родители предпочитают отдавать ребенка в школу даже в шестилетнем возрасте, а на следующий год фактически восьмилетняя Света будет явным переростком. Умом, конечно, он и сам это прекрасно понимал, но внутренне чутье, которое не раз помогало ему выходить из сложных жизненных ситуаций и более всего в предпринимательской деятельности, подсказывало, что не стоит спешить с этим делом. «Но это ведь не бизнес, - думал он, - а тут жизнь моей единственной, безмерно обожаемой доченьки». И согласился с ней.

Приехал Алексей, так звали папу, в тот день, когда на часах было около десяти. Мама с дочкой уже полчаса как с нетерпением ждали его в беседке у высокой изгороди из плетущихся роз. Эта часть двора буквально утопала в благоухании цветов, обильно растущих по всей лужайке за наполненным водой бассейном. Выйдя из машины, он махнул рукой, что б они оставались на месте. Конечно, Алексей не предполагал увидеть два своих самых очаровательных цветка в столь великолепной обстановке и фотоаппарат взял лишь на всякий случай, но не запечатлеть на память такой сюжет он просто не мог себе позволить. К тому времени Анатолий Михайлович тоже вышел во двор и, установив аппарат на автоспуск, они сфотографировались ещё и все вместе. Вот в таком приподнятом и даже можно сказать счастливом состоянии папа, мама и дочь отправились на машине в соседний поселок.

Впоследствии, вспоминая момент их подъезда к школьным воротам, Алексей сам себе никак не мог объяснить, почему он настоял на том, что б дочь осталась ждать его с мамой в машине. Собственно и для Милы, так звали маму, в тот момент его решение представлялось несколько странным, но возражать ему без серьёзных на то оснований она не привыкла, а потому лишь взяла дочь за руку и сказала:
- Не волнуйся, мы всё тут быстро разузнаем и вернемся за тобой.

Света хоть и была во многом очень самостоятельной девочкой, но такое твердое решение папы и мамины слова для неё были столь неожиданными, что она просто не успела ничего сообразить. Резко откинувшись спиной на спинку сиденья, она скрестила руки на груди и склонила вперед голову. Коротко зазвучала сигнализация, щелкнули замки дверей, и девочка впервые оказалась одна на заднем сиденье за затененными автомобильными стеклами.

Ещё, будучи в некотором смятении, мама задержалась у двери и, слегка постучав пальцами по стеклу, проговорила:

- Будь умницей.

Затем направилась за Алексеем, но по пути всё же пару раз обернулась назад.

Иногда случается в жизни так, что какая-то неведомая сила буквально подталкивает человека, заставляя идти быстрее без видимой на то надобности. Сказать, что Алексей шел быстро, наверное, было бы не совсем правильно, но шагал довольно скоро. И вдруг как выстрел сзади….

- Шишкарев! Алексей! Какими судьбами!? – раздался невдалеке хорошо ему знакомый голос.

«Вот оно! – сверкнула мысль в его голове. – Вот то чего я боялся больше всего».

Мила тоже услышав это восклицание и резко остановилась, но было поздно.

- О, так и Мила с тобой! – неумело скрывая сарказм, произнес тот же голос.

Ей ничего не оставалось, как продолжать идти к Алексею. Он замедлил шаг, затем остановился и повернулся в ту сторону. Навстречу шел..., назвать этого человека приятелем было нельзя, скорее его давнишний хороший знакомый, который имел свою небольшую строительную фирму в городе. Алексей часто заключал с ним разного рода сделки по ремонту и мелким строительным работам.

- Где бы мы ещё встретились? – попробовал улыбнуться Алексей и протянул руку, когда тот был уже рядом.

- Так ведь это гора с горой не сходятся! – засмеялся строитель.

- И что это тебя занесло в эти места?

- Дела, друг мой, дела! – ответил тот, поворачиваясь навстречу к Миле. – А я всё гадал, куда это наша травница подевалась.

Строитель снял кепку и несколько наклонившись, прикоснулся губами к протянутой ею руке.

- А вы–то что забыли в этой глуши! – хоть и шутливым тоном, но довольно настойчиво спросил он, непонятно к кому из них обращаясь.

- Да вот, - решил хоть что-то сказать Алексей, лишь бы не оставить вопрос без ответа, - довели её эти самые травы. Как мне кажется, сильная аллергия у неё появилась. Но врач сказал, что это от городской пыли и посоветовал ей перебраться куда-либо, где экология чище. Ты же знаешь, что я взял над Милой шефство, и мы за эти годы уж несколько мест поменяли. Вроде бы и лучше ей стало, да только не хочет она больше без работы сидеть, вот и ездим по разным местам в поисках хоть чего-нибудь подходящего. Может тут в школе каким-либо лаборантом устроится.

Поверил его знакомый или нет всему сказанному, Алексею было без разницы, лишь бы вопросов больше не задавал. А чтобы закончить на этом, спросил в свою очередь:

- Ну, а у тебя тут, что за дела?

- Договор я подписал на строительство котельной в школе. Но по причине удаленности от города, решил на черные работы взять местных. И по оплате труда я, конечно, сэкономлю, только есть в этом один недостаток – нужно постоянно их контролировать. К отопительному сезону обещал всё закончить, вот и приходится частенько сюда наведываться.

Такой расклад Алексея совсем не устраивал. «Конечно, - быстро размышлял он, - если Свету будет возить Алексей Михайлович, то, как бы ничего страшного и нет. Друг друга они не знают. Но, вдруг он приболеет и придется ехать Миле…. Нет, рисковать нельзя».

Он повернулся к ней:

- Знаешь, подожди меня в машине. Я хочу посмотреть на его стройку, мне это может пригодиться. А в школе я всё узнаю и расскажу после.

Он по привычке протянул было руку с брелоком от машины вперед, что б открыть двери, но затем резко опустил вниз. Если б он открыл машину, то Света могла бы подумать, что он зовет её, выскочит и побежит к ним. Холодок пробежал по его спине. «Да, соображалка у меня, слава богу, ещё работает,подумал он». Отдав ключи Миле, и слегка поворачивая строителя за предплечье в сторону школы, произнес:

- Ну, пойдем, посмотрим твой объект.

Тот в надежде, что и от Алексея получит аналогичный заказ, охотно повернулся и зашел с ним в ворота школы, забыв даже попрощаться с Милой. Процесс осмотра длился недолго. Алексей убедился, что работ тут ещё много и потому закончат котельную нескоро. Он попрощался, оставив тому надежду, что подумает о заказе.
На самом деле, отправив Милу в машину, он думал попросить строителя не говорить никому об их встрече, но потом отказался от этой мысли. Не так уж хорошо он знал этого человека, который возможно, в случае какой-либо выгоды для себя может или шантажировать его, или по своей природе просто всё сделает как раз наоборот. Алексей направился в здание школы, что бы лишь какое-то время постоять в фойе. Но там было несколько человек, которые сразу обратили на него внимание, и ему пришлось обратиться к первому, кто был ближе всего.

- Могу ли я увидеть директора?

Ему ответили, что её нет, и сегодня не будет. «Хоть что-то хорошее в этой поездке, – подумал он». Вышел на улицу и направился воротам, но довольно медленно и даже приостанавливаясь, в надежде, что старый знакомый его увидит. Так и произошло.

- Что так быстро? – Теперь уже вдалеке услышал с удовлетворением на этот раз он тот же голос.

- Нет её, – ответил он на ходу, слегка махнув рукой на здание школы.

- Я её хорошо знаю, может мне переговорить?

Алексей ждал именно этого вопроса, что б отбить у того охоту даже обращаться к директору от его имени:

- Ты что же, считаешь, что лучше меня можешь договариваться с людьми? – приостановившись, бросил он в его сторону.

Тот смущенно засмеялся и в знак прощания соединил ладони над головой.

Садясь в машину, Алексей видел тревожный и вопросительный взгляд Милы. Но повернулся к Свете и ласково, насколько можно было это сделать после всего произошедшего, посмотрел на неё.

- Знаешь, родная моя, в школе мне сказали, раз тебе ещё нет семи лет, то лучше будет подождать ещё год и хорошо подготовиться, – солгал он.

Мила всё поняла и не стала больше ничего спрашивать. Света не знала, как реагировать на эту новость, - то ли огорчаться, то ли нет. Она попросту не имела ни малейшего представления о том, что ждет её в школе и что там нужно делать. Она никогда не была среди большого количества людей и даже детей, так как никогда не ходила в детский сад. Все семь лет провела в основном только с дедушкой да мамой и даже папу видела нечасто, а бабушку вообще лишь несколько раз. Если бы не плоды цивилизации, такие как телевизор, видеомагнитофон и прочее, то можно было бы сказать, что она выросла в лесу. Но кто знает, может именно это обстоятельство как раз и способствовало тому, какие в скором времени будут происходить с ней, в общем, очень даже странные события.

Закончилось лето. В самом конце сентября у Светы день рождения, ей исполняется семь лет и папа просто не мог не быть вместе с ней. К этому мероприятию он привез с собой из города бабушку, маму Милы. По сравнению с тем, какой прохладный с самого начала месяца был сентябрь, этот день выдался на удивление солнечным и очень теплым, почти летним.

- Бабье лето сегодня, – смеясь, пошутил Алексей.

Праздничный стол решили накрыть во дворе. Громко играла музыка, у всех было приподнятое настроение. Но Свете очень хотелось, чтоб быстрее наступил вечер. Дело в том, что папа обещал устроить салют, когда хоть немного стемнеет. Вот уж и солнце начало склоняться к горизонту, немного похолодало, но было ещё довольно светло. Света стала посматривать в небо над кронами деревьев на вершине возвышенности. Её взгляд скользнул по тому месту, где был источник, и она увидела рядом какое-то светловатое пятно. Девочка, не отрывая взгляда от него, похлопала ладошкой по руке, сидящей рядом мамы, и показала в ту сторону.

- Смотри, что там?

Мила посмотрела туда и, на несколько секунд задержав взгляд, пожала плечами:

- Ничего не вижу. А что там?

- Ну, вон же, светлое что-то.

Папа тоже повернул голову в ту сторону, но и он ничего не увидел. Ему, конечно, рассказали о том случае, когда летом Свете показался мальчик возле источника.

- Вот что, - предложил он, - пока ещё светло давайте все вместе пройдемся туда и всё выясним. Прогулка после такого количества съеденного будет всем нам только на пользу.

Все дружно вышли из-за стола. Дедушка, правда, сказал, что ему нужно кое-что сделать в доме и не пошел со всеми. Папа взял дочку на руки, поэтому у Светы даже не было необходимости смотреть себе под ноги во время ходьбы, и она не отрывала взгляда от пятна. Однако когда прошли почти половину пути, пятно вдруг начало тускнеть, а затем совсем рассеялось.

- Оно пропало, - объявила Света.

- Так и должно было быть, - сказала мама. - Ведь я же говорила, что тебе просто показалось. Это была обычная тень чего-то от заходящего солнца. Как видишь, тут ничего нет и быть не может.
Будь Света повзрослей, может и возразила бы, мол, почему никто не видел этой тени кроме неё. Но подобные суждения естественно преждевременны для детей её возраста, а взрослые относились к такого рода вещам с предубеждением. К тому же, они были немного навеселе от принятого спиртного. Папа вместе с дочерью зашел внутрь источника. Там, конечно, ничего необычного не было, и они возвратились к остальным.

- Ну, вот и хорошо, что прогулялись, - сказал он. – Солнце заходит и становится прохладно. Самое время возвращаться и запускать салют.

Все направились к дому. Света постоянно оборачивалась назад, но там ничего больше не появлялось.
Да, салют и на самом деле был на славу. Видно было, что папа не пожалел денег для него. И хотя никто не знал наверняка, но были уверены, что все жители поселка любовались им.

Вечером вся семья сидела у телевизора. Когда Света зачем-то вышла из комнаты, Алексей в полголоса сказал:

- Я вот что подумал, пожалуй, я смогу устроить так, чтоб на следующий год её приняли сразу во второй класс. Добуду справку, что курс первого класса она прошла дома или что-либо ещё.

- В таком случае, - сразу отреагировала Мила, - нужно найти кого-то, кто мог бы заниматься с ней. Но тогда нужно или учителя сюда привозить или Свету к нему.

- Да, конечно, - Алексей выразительно посмотрел на неё. – Но лучше всё же её возить к учителю. Я займусь этим вопросом.

Примерно через две недели он приехал и сообщил следующее.

- Значит так! Порекомендовали мне одну очень хорошую учительницу, которая только в этом году вышла на пенсию. Живет одна, но сын довольно часто её навещает. Единственная трудность для нас, - дорога туда неблизкая. – И он вопросительно посмотрел на Анатолия Михайловича.

- Ничего, не такая уж большая проблема, – отреагировал тот.

- Конечно, ненужно ездить при совсем плохой погоде, но благоприятные условия упускать будет нежелательно.

- Не волнуйся. В школу, так или иначе, приходилось бы каждый день ездить, а уж если отсюда погода позволит выехать, то дальше расстояние не важно. Тем более что эти занятия будут не по звонку на школьный урок, поэтому за опоздание никто не накажет.

Все улыбнулись, в ответ на эту шутку.

- Тогда вот вам адрес, езжайте, договаривайтесь прямо сейчас, если не против. А мы со Светой вас подождем.
К вечеру мама с дедушкой вернулись и рассказали, что все вопросы решены, обо всём договорились и дорога не такая уж и долгая. Со следующего дня Света начала подготовку к школе, как сказал ей папа. На самом же деле учительница проходила с ней полный курс по всем предметам программы первого класса. Вначале решили ездить каждый день кроме воскресенья в расчете на то, что зимой по причине ненастной погоды могут быть большие перерывы в занятиях. Но через месяц учительница сказала, что Света усваивает программу очень хорошо, так что если зимой не будет занятий целых два месяца, то можно позаниматься в начале лета, хотя, вполне возможно, и этого не понадобиться. По этому поводу папа однажды при всех сказал, что Свете можно ещё год так позаниматься, а потом пойти сразу в третий класс. На что Мила резко возразила:

- Нет уж! В конце концов, ей нужно быть среди других людей и детей, прежде всего, а не только тут в лесу.

- Да я ведь пошутил! – Алексей рассмеялся и обнял её.

В заботах связанных с подготовкой к школе незаметно для всех обитателей усадьбы наступила весна. За несколько дней теплое солнце почти повсеместно растопило зимний снег, но по ночам легкий морозец ещё напоминал о недавней холодной поре, сковывая тонким льдом лужи и скопившуюся в бассейне воду. В то утро едва заметный ветерок кружил редкие, мелкие снежинки, которые всё же успели покрыть землю небольшим пушистым слоем. Наверно это был последний снег уходящей зимы, от которого полуденное солнце не оставит и следа. Небо было затянуто облаками, и лишь кое-где на короткое время прорывалась его голубизна. Лесная и можно сказать горная местность просто гарантировала прекрасный, чистый воздух. Если бы сейчас тут оказался какой-либо горожанин, он вряд ли мог им напиться вдоволь. А для местных жителей в этом не было ничего необычного. Они просто дышали, никак не задумывались насколько это приятно, а главное чрезвычайно полезно.
Отправляя Свету подышать воздухом, мама тоже не особо вдавалась в размышления относительно, в общем, очень даже немаловажных условий здоровой жизни. Девочка вышла во двор и просто по привычке взглянула в сторону источника. Ей показалось, что рядом с ним на фоне белого снега не то, что бы двигалось, а скорее слабо шевелилось какое-то темноватое пятно. Кружившие в воздухе снежинки не давали ей возможности разглядеть, что там на самом деле было. Большинство детей в таких ситуациях наверно просто испугались и убежали бы в дом, но Света была из тех, кем овладевает любопытство и желание понять.

Когда она выходила во двор, мама чем-то занималась на кухне, а дедушка в своей комнате сидел за компьютером. Она вернулась в дом и, стараясь идти как можно тише, чтоб не слышала мама, подошла к дедушке и взяла его за руку.

- Пойдем, что покажу, - и, приложив указательный палец к губам, предупредила, - только тихо.

Он поднялся и так же потихоньку передвигаясь, взял теплую куртку, надел вязаную шапку и они вышли во двор. Девочка подняла руку с вытянутым указательным пальцем в направлении источника.

- Смотри, вон там.

Надевая куртку, Анатолий Михайлович присел на корточки возле неё и посмотрел в ту сторону.

- Ничего не вижу. А ты что видишь?

- Ну, вон же, что-то темное.

- У тебя глазки острее моих, - сказал он, вставая, - а я наверно из-за снега ничего не вижу. Может, подойдем поближе и посмотрим?

Сначала Света ничего не ответила, но потом все же кивнула головой. Он взял её за руку, и они направились к калитке. Всю дорогу девочка старалась не отрывать глаз от пятна, её как будто что-то притягивало в том месте. Однако, так же как и летом, на расстоянии почти посередине дорожки пятно посветлело и растворилось на фоне белого снега.

- Ну, что? – спросил дедушка, когда они приблизились к источнику.

Света отпустила его руку и, подойдя ближе к тому месту, где ей казалось, раньше было пятно, остановилась. Затем, оглядев все вокруг, повернулась к дедушке и к его удивлению улыбнулась.

- Ну, что, фантазерка? Что ты тут увидела? – спросил он, заглядывая вовнутрь источника.

Света подошла к нему, снова взяла за руку и они направились обратно к дому. По пути она всё же несколько раз оборачивалась назад, но, как и раньше, на том месте больше ничего не появлялось.

 

Часть вторая