Часть третья   К оглавлению

Глава I

 

4.

 

Мечты сбываются, но будущее в тумане

Казалось бы, сфера деятельности Алексея никак не была связана с сельским хозяйством, но почему-то именно весной он был более занят, чем в любое другое время года. Теперь ещё добавились вопросы, связанные с беременностью Милы. В последние дни марта Алексей предупредил её, что б в любое время следующей недели она была свободна от каких-либо дел, так как конкретный день, когда состоится очередная поездка в Эллинский он и сам точно не знает.

- Будь готова с самого утра, нам нужно будет ещё заехать в магазин, выбрать мебель для спальной и детской, а так же пастельное бельё, занавески, ковры, половые покрытия и прочее. Возможно, я чего-то просто не знаю,так что составь свой список всего необходимого.

- А по той дороге сейчас можно будет проехать? – поинтересовалась она.

- Мы с тобой проедем в любом случае, а вот с привозом мебели лучше не откладывать, пока мороз по ночам не дает дороге сильно раскиснуть.

В тот день времени на закупки всего, действительно, ушло немало. Мебель и всё громоздкое в магазине обещали привезти завтра с утра, что б успеть по морозу. Бельё, занавески и прочую мелочь грузили в свою машину, и тут Мила заметила на заднем сиденье большой ноутбук.

- Ты забыл оставить его, - сообщила она.

- Нет, я взял специально, - укладывая вещи, ответил Алексей, не поворачиваясь в её сторону. - Переложи на своё сиденье, чтоб не завалить тряпками, он нам будет нужен в дороге.

Мила так и сделала. Расплатившись со всеми и предупредив об осторожности на плохом участке дороги, они сели в машину и направились к выезду из города.

Какое-то время ехали молча, каждый думал о своем. Наконец Алексей взглядом указал на ноутбук и предложил:

- Давай кое-что там почитаем.

Она раскрыла его и включила. Когда система была готова к работе, он протянул руку и пальцем указал значок на экране.

- Тебе нужно прочитать вот тут в нескольких работах, начиная с этой. Но сначала хочу напомнить, о чем мы говорили во время прошлой поездки.

- Я помню, - улыбнулась Мила. - Мы обсуждали, кто у нас будет мальчик или девочка.

Алексей немного сбросил скорость и посмотрел на неё.

- Я вчера ходила на УЗИ, – и немного выдержав паузу, продолжила. - Могу тебя порадовать, у нас будет девочка.

- Ах, ты такая, сякая, - притворно рассердился Алексей, но тут же расплылся в улыбке, - почему вчера не позвонила?

- А мне хотелось видеть тебя, когда ты узнаешь эту новость.

Алексей засмеялся.

- Спасибо родная за эту новость. Хотя нет, не за новость, а за дочь. Теперь я самый счастливый человек на свете, - он протянул руку к её голове, провел по волосам и на короткое время задержал ладонь на плече.

Минут пять ехали молча, оба улыбались, ощущая томление в груди. Мила не нарушала молчания, давая Алексею возможность в полной мере прочувствовать этот счастливый момент. Наконец она прервала молчание:

- Знаешь, ещё в прошлую нашу поездку я хотела тебя кое о чем спросить.

Алексей коротко взглянул на неё, как бы предлагая задать свой вопрос.

- Когда мы ехали туда, я ужасно боялась что увижу чуть ли не огромный дворец. Ведь люди подобные тебе, в смысле удавшихся бизнесменов, именно такие строят. А когда увидела, что дом не так уж и большой, знаешь, даже обрадовалась. Содержать его в чистоте и порядке будет гораздо легче.

- По правде сказать, ты угадала, - согласился Алексей. – Поначалу мне на самом деле хотелось построить что-то грандиозное, но это только в тот момент, когда родилась сама идея постройки дома. Довольно скоро, под влиянием изменившегося миропонимания, о котором мы с тобой будем вести не одну беседу, здравый смысл возобладал и я остановился на таком варианте, который ты видела.

- А Анатолию Михайловичу ты рассказывал о своём новом миропонимании?

- Когда? Хотя мы видимся с ним относительно часто, но короткие промежутки времени. И даже тогда обсуждаем только житейские вопросы. Но теперь уж скоро ты с ним будешь довольно долго проводить время вместе, и надеюсь, продемонстрируешь на компьютере и объяснишь всё, что узнаешь от меня.

- А почему бы не сбросить информацию с ноутбука, что б он сам всё прочитал.

- Видишь ли, сама сваленная в кучу информация не даст нужного результата. Тебе я выдаю её фрагментами и тут же по ходу поясняю, а после и ты так же будешь поступать, по отношению к нему. Систематизировать всё, то есть фактически писать целую книгу, мне элементарно некогда. Ты и сама увидишь, что материал непривычный и его много, поэтому даже за время наших встреч, я всего тебе не расскажу.

Алексей немного помолчал и продолжил.

- Разговор у нас пойдет об истории арийских племен столь далекого времени, что и представить сейчас немыслимо. Помнишь, я говорил, что пример с домашними животными, которые довольно долго жили с ними, лишь малая доля из всего того, что заставило меня круто пересмотреть своё понимание жизни вообще, а не только своей?

- Да, конечно помню, только….

- Подожди, - он оторвал ладонь от руля и выпрямил её. - Я знаю, по большому счету, ты примешь от меня всё и без каких-либо объяснений.

Мила еле заметно улыбнулась, она на самом деле хотела сказать именно это.

- Но мне совершенно не хочется, что б моё желание забрать тебя из города и поселить в глуши, тем самым лишив возможности заниматься интересным занятием, выглядело как насилие. Я хочу, что б ты сама прониклась моим пониманием. Только тогда жизнь в нашем доме в Эллинском не будет тебе казаться тягостной, когда ты в полной мере примешь мои убеждения в необходимости именно такого образа жизни.

Она ничего не ответила.

- Рассказ мне придется начать, на первый взгляд, издалека, но потом ты поймешь, что это необходимо, - он вновь кивнул в сторону ноутбука.

Мила открыла папку и приготовилась внимательно слушать, так как сама чувствовала, что ей на самом деле неплохо бы иметь веские причины для своего добровольного изгнания из привычной городской среды.

- Я обещал рассказать, какие ещё были у меня причины для полного осознания необходимости и принятия к обязательному исполнению трехэтапного образа жизни, как наследие наших арийских пращуров. Ну, и в этой связи строить дом в такой глуши как Эллинский.

- Да, помню, - кивнула она.

- Текст, который ты открыла, из недавно вышедшей книги, автор которой является профессором биохимии. На эту и ещё другую книгу, которую так же собираюсь тебе показать, я наткнулся совершенно случайно, когда искал в интернете дополнительный материал по ариям. Только в том и другом материале меня заинтересовали вовсе не те вопросы, которые авторы раскрыли при написании книг, а, можно сказать, косвенная информация. Автор первой детально раскрыл вопрос ДНК генеалогии, что мне совершенно ненужно, но пролистай примерно двадцать страниц, я отметил тот фрагмент, который оказался более важным в моих исканиях.

- Я уж подумала, мне придется осилить всю книгу, - сыронизировала слегка улыбнувшись Мила, перелистывая страницы.

Алексей на это никак не отреагировал. Найдя выделенный текст, она начала читать вслух.

...почти по всей Европе, от Исландии на севере до Греции на юге, общий предок был один и тот же! Иначе говоря, потомки как эстафету передавали свои гаплотипы своим же потомкам по поколениям, расходясь из одного и того же исторического места, прародины праславян, прародины «индоевропейцев», прародины ариев - которой оказались Балканы. И не просто Балканы, а Сербия, Косово, Босния, Македония. Это – ареал самых древних гаплотипов рода R1a1. И время жизни первопредка, на которое указывают самые древние, самые мутированные гаплотипы – это 12-10 тысяч лет назад.

ДНК-генеалогия совершенно определенно указывает, что на протяжении почти 6 тысяч лет наши праславянские балканские предки жили в тех краях, никуда особо не передвигаясь. Если и передвигались – следов тех активистов в гаплотипах наших современниках пока не найдено. Возможно, и не осталось. Но примерно 6 тысяч лет назад началось Великое переселение народов – видимо, в связи с переходом к новым формам хозяйствования и необходимостью освоения новых территорий.

- Невыделенный текст пропускай, - подсказал Алексей. - Читай ниже.

И далее пошли расходиться волны миграций рода R1a1 во все стороны, с Балкан (археологическая культура Винча и культуры, ей родственные) и Буковины (трипольская культура). Практически во все стороны – 4-5 тысяч лет назад….

- Я знаю, всё это тебе пока мало о чем говорит, но общий смысл, думаю, понятен? - спросил Алексей, когда она прочла выделенные фрагменты текста.

Мила не очень уверенно кивнула головой.

- Ничего, - улыбнулся он. – Снести этот документ вниз открой следующий файл.

- «Арийцы. Основатели европейской цивилизации», - прочла она заголовок.

- Тут нужный фрагмент примерно на сотой странице.

Мила нашла выделенный текст и снова начала читать вслух.

…Постепенно продвигаясь на север, потомки ближневосточных земледельцев и скотоводов достигли Дуная, а далее одна их часть двинулась на запад, в Центральную Европу, а другая — на восток, на территории современных Молдовы и Украины. Это продвижение шло очень медленно и заняло многие столетия и даже тысячелетия. Истощив землю в одном районе, общины земледельцев двигались дальше. Свидетельствами их продвижения являются памятники нескольких энеолитических культур 7—4-го тысячелетий до н.э. Балкан, Подунавья и Правобережной Украины — Караново, Хамаджия-Винча, Боян, Гумельница, Кукугени и Триполье. Вот носителей этих культур лингвисты и определяют как прахатов и прахуритов, родиной которых была Малая Азия. Таким образом, получается, что праиндоевропейцы должны были занимать степные и лесостепные области между ними и финно-уграми.

………

Археологическим эквивалентом культуры индоевропейцев накануне распада их языковой и этнокультурной общности большинство исследователей ныне считает среднестоговскую культуру, занимавшую степные и лесостепные пространства между Днепром и Доном, а также хвалынскую культуру на Волге. В целом они датируются примерно 4500—3500 годами до н.э. Из днепро-волжского междуречья и началось расселение индоевропейцев во все стороны….

- Обрати внимание, - прервал её Алексей, - тот и другой автор говорят фактически об одной и той же дате расселения народов, живших тогда в рассматриваемом ими регионе. Притом, что автор второй книги пришел к этому утверждению, в результате своих исследований в совершенно иной области – археологии и лингвистики. Но, по мнению того и другого, родиной ариев или праславян ориентировочно являются Балканы. Но так ли это на самом деле? На мой взгляд – большой вопрос.

- Знаешь, - как-то отстранённо произнесла Мила, - если честно, я пока не могу все это связать с тем, что повлияло на изменение твоего мировоззрения.

- Всё правильно, - сочувственно произнес Алексей. – Я ведь только начал рассказывать и до основной причины мы даже за время этой поездки не доберёмся. Знаю, что загружаю тебя информацией, к которой ты просто не была готова, но ничего, поверь мне, потом всё станет на свои места. Ты сама убедишься, что только избранный мной путь является единственно правильным для человека и пройти его лучше всего имея такое жилище, как наш дом в Эллинском.

- А почему именно такой дом? Я не глушь имею в виду, а дом сам по себе.

Алексей ненадолго задумался.

- Времена сейчас не очень благонадежные. Я, конечно, не говорю о разных там провидцах, ясновидящих, оракулах и прочих иже с ними, которые сулят нам конец света или какие-либо планетарные катаклизмы. Если на самом деле начнется что подобное, то в любом случае ничего не спасет. А вот проблемы в природе техногенного происхождения не учитывать нельзя. Да и войну исключать не стоит. Именно на эти случаи необходимо иметь крепкое и в то же время просторное помещение под землёй. Я говорю о подвале, который устроил под всем домом. Кроме того, я специально подобрал такое место, которое имеет естественный уклон, причем небольшой, что удобно во всех отношениях. И опять по тем же причинам дом лучше иметь одноэтажный. И в подвал ближе спускаться и на голову один другому сыпаться никто не будет, в случай чего.

Алексей снова выдержал короткую паузу, после чего продолжал.

- А теперь давай считать. Спальная комната нам и комната Анатолию Михайловичу, это две. Иметь эти комнаты большими нет никакой нужды, а вот общая комната, т.е. прихожая-холл, обязательно должна быть просторной. Это три. Детских должно быть две, т.к. могли быть мальчик и девочка, но я пока сделал одну побольше, которую потом можно разделить пополам. Это четыре. Комната, которую Анатолий Михайлович назвал моим кабинетом, ты видела. Там, если понадобится, вполне можно поставить ещё один стол для тебя. Столовая. В общем, если не считать кухню и ванную, то получается шесть разных по площади комнат. Место для гаража, кладовой и других подсобных помещений в подвале достаточно. Вот и получился, на первый взгляд, немаленький дом. И опять же, этот дом соответствует моим расчетам, а если бы не было никаких оснований для того, что в нем будут жить более двух человек, тогда такое количество комнат совершенно ненужно. Но в любом случае, устройство дома должно представлять собой родовое поместье, которое желательно иметь абсолютно каждой семье. Мы поговорим об этом подробней несколько позже, как и об организации самого места для уединения. В конце концов, я даже не исключал, что на старость лет вообще останусь в доме один. Поэтому предусмотрел возможность отключения отопительных батарей в каждой комнате, на тот случай, что б в трудные времена уменьшить затраты на топливо.

- Да, всё вполне резонно, - согласилась Мила.

Пару минут оба молчали.

- Ладно, давай посмотрим работу ещё одного автора. Значок там рядом.

Мила кликнула на него и начала читать.

Ледник начал таять в 14-15 тысячелетиях уже окончательно, и вот какая ситуация сложилась где-то в 13-14 тысячелетии до н.э.. ...если климат Англии еще особенно не меняется в лучшую сторону, то... ...по кернам на территории Ленинградской области уже в 8-м тысячелетии были дубравы и липняки. То же самое можно сказать про Калининскую и Ярославскую области. Вплоть до Средней Печоры доходят своеобразными проплешинами широколиственные леса: там из кернов тоже получают пыльцу и липы, и дуба, и вяза, и сохраняется ильм, что очень важно, ильм – это третичное растение, а если бы ледник действительно коснулся этих территорий, его бы там не осталось.

В связи со всем этим, хотелось бы сказать следующее. Если на этих территориях обитали люди, то особенно резких изменений в этническом составе быть не могло.

- Этот автор, - остановил её Алексей, - как многие люди от науки, несколько осторожничает по вопросу проживания на указанных ей территориях людей, но вместе с тем далее приводит интересные факты. Читай.

...уже в мезолите в основной массе захоронений встречается исключительно европеоидный тип. По данным Ошибкиной… а делал и проверял весь хронологический материал Гокман – один из крупнейших наших антропологов. Он пришел к выводу, что в мезолитическом Оленьостровском могильнике – 8-7 тысячелетие до н.э. – захоронены абсолютно европеоиды, без всякой монголоидности.

…23-е тысячелетие до н.э.. Черниговщина. Мизенская стоянка, на которой на браслетах, как выяснили конвергентно наш ученый Фролов и американский Маршак, то есть почти одновременно они пришли к выводу, что на браслете зафиксирован лунный год, солнечный год, то есть лунный календарь, солнечный календарь, изменение лунных циклов, изменение фаз растительности и плюс некоторые моменты, связанные с функционированием женского организма. Именно там наиболее архаичная типология орнамента, который потом станет как индийский, эллинистический и иже с ним.

Со всей приамбулой я хотела бы остановиться на следующем, может, неожиданном: финно-угры на территориях Северной Европы не являются автохтонным населением.

- А кто же тогда там мог проживать, - опять остановил её Алексей, - если не праславяне, коих потом стали называть ариями. Они осваивали эти территории задолго до рассматриваемого тут периода и, скорее всего, где-то севернее и была их Эйкумена.

В этот момент они подъехали к повороту в поселок, с которого начиналась неровная дорога.

- Теперь его лучше выключить, - Алексей кивнул на ноутбук.

Наконец добрались до места. Алексей заехал на площадку перед парадным входом, чтоб легче было разгружать машину. Анатолий Михайлович уж стоял тут, но рабочих нигде не было видно. Поприветствовали друг друга и принялись заносить вещи.

- А где работники? - спросил Алексей.

- Всего-то было только трое, - махнул рукой Анатолий Михайлович. - У одного из них сегодня оказывается день рождения, и он попросил отработать только до обеда. Второй всегда приезжает вместе с ним на его машине, так что и ему оставаться, никак не получалось. Поэтому я их всех троих недавно отпустил. Что одному-то делать?

- А завтра они будут тут?

- Конечно! Будут все!

- Дело в том, что завтра магазин привезет две машины мебели, что б было кому разгрузить и занести. Те, кто будут с перепоя, пусть лучше во дворе убирают, а то ещё мебель испортят.

- Не волнуйся, - успокоил Анатолий Михайлович, - всё будет нормально.

- Давайте пока всё это пусть тут полежит, - предложил Анатолий Михайлович, когда все вещи были перенесены в прихожую, - а мы немного перекусим. После обеда разберем и разложим.

- Мы ничуть не возражаем! Что-либо съесть сейчас на самом деле было бы очень кстати, - с вопросительной улыбкой глядя на Милу, отозвался Алексей за себя и за неё.

Она ничего не ответила, лишь пошла за Анатолием Михайловичем на кухню, теперь уже не спрашивая - нужна ли ему её помощь.

- Эх, жаль всё-таки, что нельзя мне теперь опрокинуть рюмочку! - воскликнул Алексей, когда они усаживались за стол.

Анатолий Михайлович вопросительно и с некоторым удивлением посмотрел сначала на него, а потом на Милу. Она, встретив его взгляд, улыбнулась, но ничего не сказала.

- А ведь причина есть, дорогой Анатолий Михайлович, - усевшись поудобней, продолжал Алексей, - и очень даже веская.

- Ну, не томи, рассказывай, - нарочито требовательно отреагировал тот.

- Я сегодня счастливейший человек на свете. Очень скоро у меня будет долгожданная дочь.

Нельзя сказать, что Анатолий Михайлович был удивлен такой новостью, но улыбка радости на его лице была вполне искренней.

- Вот это действительно приятная новость, - воскликнул он, - тебе нельзя, конечно, так как ты за рулем, а нам с Милой сам бог велел по рюмочке вина опрокинуть по этому поводу.

- Но не больше, - отреагировала Мила, обращаясь к нему - мне теперь нужно избегать спиртного.

- Разумеется, - направляясь к холодильнику за бутылкой, согласился Анатолий Михайлович.

- Меня всё это будто и не касается, - с притворной обидой возмутился Алексей. - Я как бы вообще тут не при делах.

Все засмеялись.

- А вообще, - продолжал он уже серьезно, опуская ложку в свою тарелку с супом, - меня ведь все равно никакое ГАИ не останавливает, так что....

- Причем тут останавливает кто-то или нет, - перебил его Анатолий Михайлович, наливая вино в два бокала. - Конечно, ты решишь вопрос, даже если и остановят, но разве дело в этом. В твоих руках теперь жизнь двух любимых людей, твоих девочек. Сам ведь знаешь, что в вопросе вождения машины ты далеко не ас и кто знает, какова будет твоя реакция даже после малой дозы спиртного.

- Конечно, вы правы! – не совсем уверенно согласился Алексей.

Анатолий Михайлович протянул один бокал Миле.

- Тогда хоть третью часть бокала выпейте за моё здоровье, - опять пошутил Алексей.

Все снова засмеялись.

- На самом деле, - по всей видимости, в качестве тоста сказал Анатолий Михайлович, - я очень рад такому событию ещё и потому, что сам давно хотел иметь внучку. Вы оба для меня стали родными детьми, а теперь у меня будет и внучка. И неважно, что мы с ней будем не одной крови, ведь когда влюбляются друг в друга мужчина и женщина им совершенно без разницы, что у них разная кровь. Они всё равно становятся родными, родными своими душами.

Алексей вернул ложку с супом обратно в тарелку и внимательно его слушал.

- Давай дорогая Милочка выпьем за ещё одну родную нам душу, которую ты носишь под своим сердцем.

В глазах у неё появились слезинки. Она взяла бокал с вином, встала и, приблизившись, обняла его.

- Ой, как горько, - проговорил Анатолий Михайлович.

Молча наблюдая всю эту сцену, Алексей встал и подошел вплотную к Миле.

- Если тебе привкус супа у меня на губах не помешает....

- Не помешает, - перебила она, и обняла двумя руками за шею.

Последовал продолжительный, горячий поцелуй.

- А как вы решили назвать дочь? – спросил Анатолий Михайлович, когда они сели на свои места.

- Бог с вами! - ответил Алексей. - Когда мне было думать, если она мне только что сообщила об этом.

Потом, сидя за столом, разговаривали о всяком разном, шутили, смеялись как самая дружная на свете семья. Почти два часа прошли незаметно.

- Что ж, - сказал Алексей, глядя на часы, - видимо разбирать всё привезенное придется в следующий раз. Теперь пора возвращаться.

- Ничего, у меня есть время разнести все вещи по комнатам, - ответил Анатолий Михайлович.

- Да, на счет всего того, что завтра привезут, - обратился к нему Алексей, когда все подошли к машине. – Никому, никаких чаевых давать ненужно. Уже всё оплачено.

- Как скажешь. Счастливого пути! - он трогательно попрощался с ним и Милой.

Когда выехали на трассу, она решила задать ему вопрос, засевший в её голове ещё с прошлой поездки:

- Скажи, а кто тебе Анатолий Михайлович?

- Физически и юридически никто, но по душе он мне отец.

- Не опасаешься на этом принципе так ему доверять?

- Ты просто не знаешь его. А я знаю, практически всю историю его жизни.

И после недолгого молчания он поведал ей не менее интересное, чем его собственное, жизнеописание этого человека.

Познакомились мы, когда меня пригласили на работу в райком комсомола. Анатолий Михайлович тогда уже был секретарем обкома партии и курировал комсомол. Знаешь, сейчас много нагнали негатива вокруг партийных работников тех лет и, по большому счету, для этого есть серьёзные основания. Но были и честные, принципиальные люди, о которых никто теперь не вспоминает…, сейчас не их время. Так вот среди них Анатолий Михайлович самый честный и принципиальный. Его слово, это как слово дворянина или офицера царских времен. Нарушение слова, равносильно пуле в лоб. Он всегда искренне верил в коммунистическую идею, как единственно правильный принцип жизни человека. Да, говорили и учили этому все партийные и комсомольские деятели, но основное их большинство сами не верили тому, чему учили других. С началом перестройки, Анатолий Михайлович потому и остался у разбитого корыта, что никогда не мог себе позволить пользоваться своим служебным положением и что-либо для себя приобретать. Жена, как потом она сама рассказывала, жила с ним только потому, что одна его должность вызывала уважение к ней в её окружении. Из детей у них была одна дочь, причем довольно поздний ребенок. К тому же ходили слухи, что она была и не от него вовсе. В конце восьмидесятых, жена, конечно, ушла и он с дочерью остался в захудалой двухкомнатке фактически без средств к существованию. Какое-то время где-то как-то подрабатывал, но до пенсии было ещё несколько лет. Дочь хоть и была взрослая, но, по-видимому, сказалась наследственность. В общем, однажды он пришел домой, а она с каким-то мужиком выставила его скудные вещи в чемодане и сказала, что он ей не отец и что б проваливал к чертям собачьим. Деваться ему было некуда, кроме как на свои дачные шесть соток, где стоял крохотный домик, построенный чуть ли не целиком из фанеры. Раньше в нем хранили дачный инструмент.

Дело было весной, и лето он прожил там кое-как, а к осени стал подумывать о самом худшем. Не знаю, может и правда свыше существует судьба или рок, но это было именно три года назад, когда я уже подыскал участок в Эллинском и ломал голову, на кого бы всё это оформить. Хотя людей я знал много, но тех на которых можно было бы полностью положиться, мог на пальцах одной руки пересчитать. Вот и вспомнил о нем, как идеальном варианте, и поехал по старому адресу. Дочь даже не стала со мной разговаривать. Только от соседей узнал, что он на даче. Вот там я его нашел и рассказал о своем замысле. У него, конечно, выбора особо не было, но возник вопрос, как быть его дочкой. Если бы она пронюхала, чем он будет владеть, то могли возникнуть проблемы. Я и тут не бесплатно, конечно, воспользовался услугами своего старого школьного товарища. Ну…, ты уже в курсе о нем. Так вот он устроили так, что она никогда больше не вспоминала о его существовании.

Оформил на Анатолия Михайловича индивидуальное предприятие в Эллинском по выращиванию лекарственных трав. Выкупил заброшенный луг гектара два, и засеяли, теперь уж не помню чем. Дело в том, что формально ничего этого мне было ненужно. Главное, его никто не спрашивал, откуда деньги на строительство дома. В своих отчетах для налоговой, он показывал хорошую прибыль от продажи лекарственных трав, а реально вся она уходила на уплату налогов. Но от этого ему ещё шел и трудовой стаж для начисления пенсии, а то мало ли что. Так как всё происходило далеко от города, его никто не знал, а в городе никто не вспоминал. В общем, всё устроилось для меня как нельзя лучше.

- Да…, - протянула Мила, - ваши судьбы хоть и не очень схожи, но очень даже насыщены невеселыми событиями.

Если бы в этот момент Анатолий Михайлович был рядом, то она смотрела бы на него совершенно по-другому. Это и понятно, - она совершенно ничего не знала. Собственно и теперь в этом человеке трудно было представить того, кто ещё недавно был одним из главных людей всей области. Ведь без его согласия не мог получить должность ни один руководитель крупного предприятия. «Бог мой, - вспыхнуло возмущение в её голове, - почему мир так несправедлив?»

Какое-то время оба молчали, каждый думая о своем. Наконец Алексей как бы очнулся от воспоминания и кивнул в сторону ноутбука. Она включила.

- Мы остановились на том, что в третьей работе приводятся достаточно убедительные доказательства, что на севере Восточной Европы жили люди гораздо раньше тех сроков, о которых писали авторы двух первых работ. А теперь читай о вполне подходящих условиях для их проживания в этих местах.

Уже данные по мезолиту (6-8 тыс. лет до н.э.) свидетельствуют о том, что большая часть Восточной Европы, вплоть до Средней Сухоны, занята широколиственными лесами. Наступает так называемый климатический оптимум, который начинается с 6-го тысячелетия до н.э. и кончается в конце 2-го тысячелетия до н.э.. Средние летние температуры на 4-5 градусов по Цельсию выше, чем сейчас. Безморозный период больше, чем сейчас на 30-40 дней. Причем, наивысшее повышение температуры отмечается от побережья Белого и Баренцева морей до 50 градуса северной широты. Южней 50 градуса – летние температуры ниже, чем сейчас на 2-3 градуса по Цельсию. То есть в районе 50-ой широты сложилась своеобразная буферная зона, в которой климат был хуже, чем на территориях более северных.

- Автор этой работы приводит довольно много фактов, подтверждающее её выводы, - вставил Алексей, - но чтение всего займет много времени. Может быть позже, а я думаю, у тебя скоро будет больше свободного времени, и ты захочешь прочитать всё это полностью. А пока читай ниже.

Уже примерно с 6 тысячелетия до н.э. происходит относительная перенаселенность одной из частей изначально автохтонной территории индоевропейцев, которые сами себя называли ариями или арийцами еще в глубокой древности. В связи с возрастанием численности населения идет процесс миграции, которому способствуют и климатические изменения. На рубеже 6-5 тысячелетий до н.э. наши степи, обладающие полупустынным характером, фауной тушканчика, двугорбого верблюда, черепахи, начинают под воздействием увлажнения действительно превращаться в степи, то есть такие территории, которые при достаточно высоком хозяйственно-культурном типе поддаются обработке, в частности, скотоводов и земледельцев. Часть населения, уходя с северных территорий, уносит и определенные мифологемы, связанные с бывшей прародиной. Но поскольку степь была самым неоптимальным климатическим регионом из-за постоянной перемены увлажняемости, то именно степь оказалась той зоной миграции, из которой шел отток либо на север, либо на юг.
Таким образом, на рубеже 4-3 тыс. лет до н.э. происходит заселение ариями Западной Европы.

И так, - снова остановил её Алексей, - говоря фактически об одной и той же территории, получается, что не с Балкан начинается история рода R1a1, по мнению автора первой книги. Однако и автор третьей работы, на мой взгляд, не совсем верно толкует хронологию исхода ариев со своих исконных мест проживания. На самом деле они под давлением изменяющихся климатических условий, спровоцированным каким-то катаклизмом, ещё в 12 тысячелетии до н.э., а может быть и раньше, начали покидать приполярные широты. Расселялись не только в более южных широтах, но продвигались по лесостепной зоне дальше в юго-западном направлении. Поэтому первые переселенцы их племен добрались в район северных Балкан ещё 10-8 тысячелетии до н.э. И автор первой работы указывает совершенно правильно, что в тех местах они жили не менее шести тысяч лет, т.е. до момента расселения, начиная с четвертого тысячелетия до н.э.

- Но почему он не нашел признаков того, что раньше эти люди жили в северных областях, - уже заинтересовалась Мила, что несколько порадовало Алексея.

- Правильный вопрос! Но вспомни. На какой фразе автора третьей работы мы остановились, перед тем как съехать с трассы в сторону дома.

Мила вернулась к тому фрагменту.

…финно-угры на территориях Северной Европы не являются автохтонным населением.

- Получается, - горячо констатировал Алексей, - что на тех территориях тысячелетиями проживали только племена ариев и никто более. Но потом они оттуда ушли, можно сказать, все до одного, т.е. в Северной Европе их не осталось совсем. А финно-угры пришли туда много позже как на пустынные земли. Конечно, вполне возможно, что они там и находили следы проживания их предшественников, но кто на это в те времена обращал внимания. Вот поэтому в их ДНК если и присутствует R1a1, то более позднего времени, а не 10 - 6 тысячелетия до н.э.

Алексей замолчал. Какое-то время они ехали молча, видимо он собирался с мыслями.

- Мы вернемся к третьей работе после, а пока есть смысл рассмотреть ещё один момент. Сегодня уже хорошо известно, что человек появился на планете как минимум несколько миллионов лет, а современного вида более ста тысяч лет назад. Вот тут у меня есть на эту тему небольшой материал.

Он указал на следующий значок. Мила снова начала читать вслух.

Согласно данным современной археологии, возраст Homo sapiens многим более 100 тысяч лет и останки его находят практически повсеместно. В Эфиопии Омо Кибиш возрастом около 190 тыс. лет и Херто (160—140 тыс. лет). На территории Израиля - 100—120 тыс. лет. В то же время находки в Китае возрастом 42 тыс. лет сильно отличаются от африканских. Самые ранние стоянки людей современного вида в Австралии имеют возраст, по меньшей мере, в 45 тыс. лет. Ничуть не менее значимы данные и по Харрапской цивилизации, Австралии, Новой Гвинеи и Филиппин и так далее. Следует вспомнить и о археологической культуре Диринг-Юрях, находящейся на территории Якутии, где были обнаружены в большом количестве орудия из кварцитовых галек. Они датируются временами порядка 1,8 миллиона лет.

- Таким образом, - сказал Алексей, когда она прочла фрагмент, - в Сибири человек мог появиться раньше, чем в Северной Африке.

- Но если арии вышли гораздо раньше с северных широт, - заинтересовалась Мила, - то откуда они туда пришли?

- Да, это вопрос интересный, - задумчиво ответил Алексей, - даже если не брать во внимание существование легендарной Гипербореи, а принять за место проживания племен праариев территорию, о которой говорила автор третьей работы, то и в этом случае современное научное представление о зарождении человека в каком-то одном месте планеты, очевидно, является ошибочным. Я не могу ответить на твой вопрос, потому, что для поиска ответа нужно очень серьёзно, а значит долго заниматься им. Однако по здравому смыслу вполне допустимо предположить, что появлялся человек практически одновременно на многих территориях пригодных для проживания, как по климатическим условиям, так и в плане пропитания. Но у нас нет времени на изучение этого вопроса, да, в общем, и нет необходимости. Ведь меня более интересует лишь следствие из всего прочитанного сейчас тобой. Но, как я уже говорил, у тебя будет возможность изучить это вопрос более детально. Если захочешь, конечно.

- Посмотрим, - отреагировала Мила, - не будем загадывать.

- Главный вопрос, который для меня является первостепенным, - как бы не замечая её реплики, продолжал Алексей, - почему при всех перечисленных исходных условиях только лишь с четвертого тысячелетия до н.э. на планете начался просто взрывоподобный рост не только численности людей, но вообще всего связанного с цивилизацией. Это и появление городов-государств, и образование языковых групп, и возникновение иероглифической письменности, и многое, многое другое. Но более интересным тут является то, что когда все столь принципиальные изменения в истории человечества совпадают…, не удивляйся, с библейской датой сотворения мира и Адама, как первого человека. Разве это не может возбудить интерес?

Мила с удивлением посмотрела на него:

- А это тут причем?

- Ну как причем! – воскликнул Алексей. – Посмотри, сколько научных данных говорят о критическом событии в истории человечества именно в то время, на которое Ветхий Завет или Тора прямо указывает как на начало мира и человека. Разве может быть это простым совпадением?

- Я пока не вижу тут…, - хотела она что-то решительно сказать, но Алексей перебил.

- Это естественно! С ходу такие вещи очень трудно воспринять. Но подумай, почему столь коренные изменения в нашей древней истории произошли лишь 5 тыс. лет назад, не раньше? Например, почему не 50 тыс. или 150 тыс. лет назад, ведь разумный человек жил на планете всё это время?

- Наверно, существуют какие-то предположения на этот счет.

- Вот именно, только предположения и гипотезы. Да, этого предостаточно, как и относительно природных способностей птиц возвращаться к местам своих гнездований. Но вернемся к нашему вопросу.

Алексей указал на очередной значок.

- Тут идет разговор о первой причине - потепление климата планеты.

Там было всего несколько строк.

…Средний неолит это окончание последней ледниковой эпохи. Однако современная антропология считает, что homo sapiens родом из южной Африки. Да, 150–70 тысяч лет назад присутствие человека там почти не заметно, но лишь по причине того, что в начале эпохи позднего плейстоцена процветающая ныне Центральная Африка страдала от засухи.

Мила посмотрела на Алексея:

- И что это означает?

- Но согласись, крайне маловероятно, что засуха была связана с холодом, ведь скорее наоборот. Из чего следует, что были засушливые территории с высокой температурой атмосферы, но на прилегающих территориях просто должны быть дожди, создавая комфортные условия для проживания. Так что говорить о потеплении климата, с которым связано начало цивилизации, совершенно беспочвенно. Другой причиной считается то, что в 5 – 4 тыс. до н.э. люди научились возделывать землю, т.е. начали выращивать злаковые культуры. Теперь читай дальше третьего автора.

Мила вернула назад эту работу и начала читать очередной выделенный фрагмент.

…Приведу такой сакраментальный пример: в XVIII веке, когда академик Лепехин обследовал Каменскую тундру, он там обнаружил большое количество дикой ржи, льна, гороха. Последние 2 тыс. лет, насколько я знаю, в Каменской тундре эти злаки никто не культивировал. Птицы в своих желудках перенести не могли, потому что злаки в желудке растворяются, на то птицы ими и питаются. Остается думать, что это приспособившийся к новым условиям существования реликт. Эту рожь в 1857 году частично убрали, и она находилась на выставке в Архангельске, где также был представлен хлеб из нее и мука. Каждый мог попробовать, и ничего удивительного не было. Удивительно, что самоеды, жившие в Каменской тундре, пользовались только диким горохом. Дикого льна и ржи они не знали. Но кто-то их там должен был культивировать. Остается предположить, что это остаток того времени, когда тундры, как таковой, не было, а на этом месте были огромные злаковые степи.

- Как тебе это нравится? – усмехнулся Алексей. – В следующем фрагменте будет указана дата, когда на самом деле там могли возделывать злаковые культуры. Читай.

…Природная ситуация, сложившаяся на территории Восточной Европы, в течение очень длительного периода была оптимальной, но начиная с 70 тысячелетия до н.э. идет постепенное ухудшение климата. Тогда широколиственные леса были распространены более чем на 600 км севернее, чем в настоящее время; на территории Новой Земли находились смешанные березово-сосновые леса, тундры, как таковой, вообще не было. И уже к 40 тысячелетию до н.э. фиксируется передвижение человека на территории Северной Печоры. То есть, есть все основания утверждать, что Восточная Европа уже в среднем палеолите – пустая, была относительно заселена; относительно, так как человеческие коллективы были довольно малы.

- Вот и получается, - бодро заметил Алексей, - что в районе 40 тысячелетия до н.э. люди, проживавшие на этих территориях, возделывали землю и выращивали злаки. Значит утверждение, что рождение цивилизации связано с началом земледелия так же безосновательно. Есть и другие гипотезы, которые, на мой взгляд, ещё менее убедительны.

Алексей замолчал, потому как они уже подъезжали к городу. Мила закрыла ноутбук и пристально посмотрела на него. «Сколько же всякого в голове этого человека, - подумалось ей. – Ни черта не понимаю, зачем ему всё это нужно. Как-то уже сомневаюсь, что смогу понять своё пребывание в Эллинском в течение многих лет».

Она перевела взгляд на дорогу, по которой они заезжали в вечерний город.

- Устала? – взглянул на неё Алексей.

Она ничего не ответила.

– В большей степени от всего того, что я тебе тут рассказал, - улыбнулся он. – Ничего, у меня есть ещё много чего. Уверен, скоро ты поймешь меня.

После этой поездки они ещё несколько раз побывали в Эллинском. По дороге, он снова приводил ей всё новые и новые факты относительно того образа жизни который, по его глубокому убеждению, для человека крайне необходимым. Мила собственно и не возражала, а иногда даже поддакивала ему, но принять эту идею в полной мере у неё никак не получалось. Она чувствовала, что не хочет оставлять одну свою мать, как впрочем, и вообще уезжать из города, бросая любимое дело, которым она тут занималась. Её угнетала мысль о неведомой ею жизни в глуши, причем практически в одиночестве. Анатолий Михайлович хоть и был прекрасным человеком, но всё же это было для неё не то общество, в котором ей хотелось находиться. Алексей прекрасно чувствовал её состояние, но полагал, что за два-три года атмосфера «райского» уголка нищету которого он компенсирует во всех отношениях, в конце концов, овладеет её сознанием и заставит принять исповедуемый им образ жизни.
Помимо исторических фактов, он так же приводил примеры из русской классической литературы. Предлагая ей самой читать отрывки из некоторых произведений.

В деревушке, состоящей не более как из десяти дворов, некогда жил небогатый дворянин Дубровин. Умеренностью, хозяйством он заменял в быту своем недостаток роскоши. Сводил расходы с приходами, любил жену и ежегодно умножающееся семейство, словом, был счастлив;…. («Перстень» Евгений Баратынский)

Последнее слово было им выделено и подчеркнуто.

…Старушка, подпираясь клюкою, вышла на луг, чтобы насладиться утром, которое Лиза такими прелестными красками описывала. Оно в самом деле показалось ей отменно приятным; любезная дочь весельем своим развеселяла для нее всю натуру. "Ах, Лиза! — говорила она. — Как все хорошо у господа бога! Шестой десяток доживаю на свете, а все еще не могу наглядеться на дела господни, не могу наглядеться на чистое небо, похожее на высокий шатер, и на землю, которая всякий год новою травою и новыми цветами покрывается. Надобно, чтобы царь небесный очень любил человека, когда он так хорошо убрал для него здешний свет. Ах, Лиза! Кто бы захотел умереть, если бы иногда не было нам горя?.. Видно, так надобно, Может быть, мы забыли бы душу свою, если бы из глаз наших никогда слезы не капали"….(«Бедная Лиза» Н.М. Карамзин)

А вот отрывок из романа «Дворянское гнездо» Тургенева показался ему не столь ярким.

…И вдруг находит тишина мертвая; ничто не стукнет, не шелохнется; ветер листком не шевельнет; ласточки несутся без крика одна за другой по земле, и печально становится на душе от их безмолвного налета. "Вот когда я на дне реки, -- думает опять Лаврецкий. -- И всегда, во всякое время тиха и неспешна здесь жизнь, -- думает он, -- кто входит в ее круг -- покоряйся: здесь незачем волноваться, нечего мутить; здесь только тому и удача, кто прокладывает свою тропинку не торопясь, как пахарь борозду плугом. И какая сила кругом, какое здоровье в этой бездейственной тиши! Вот тут, под окном, коренастый лопух лезет из густой травы; над ним вытягивает зоря свой сочный стебель, богородицыны слезки еще выше выкидывают свои розовые кудри; а там, дальше, в полях, лоснится рожь, и овес уже пошел в трубочку, и ширится во всю ширину свою каждый лист на каждом дереве, каждая травка на своем стебле. На женскую любовь ушли мои лучшие года, -- продолжает думать Лаврецкий, -- пусть же вытрезвит меня здесь скука, пусть успокоит меня, подготовит к тому, чтобы и я умел не спеша делать дело". И он снова принимается прислушиваться к тишине, ничего не ожидая -- и в то же время как будто беспрестанно ожидая чего-то; тишина обнимает его со всех сторон, солнце катится тихо по спокойному синему небу, и облака тихо плывут по нем; кажется, они знают, куда и зачем они плывут. В то самое время в других местах на земле кипела, торопилась, грохотала жизнь; здесь та же жизнь текла неслышно, как вода по болотным травам; и до самого вечера Лаврецкий не мог оторваться от созерцания этой уходящей, утекающей жизни; скорбь о прошедшем таяла в его душе, как весенний снег, и -- странное дело! -- никогда не было в нем так глубоко и сильно чувство родины.

И Алексей предложил Миле посмотреть два фрагмента из фильма, снятого по этому роману. Зрительный образ и музыкальное сопровождение, на его взгляд, там довольно хорошо сочетались с монологом за кадром.

…Если счастья без любви невозможно, то видно ни покоя, ни воли не может быть без родины. Нет, человек положительно гораздо больше растение, чем он сам предполагает. Растение с корнями и не может жить вырванным из родной почвы. А если так, то ещё не всё потеряно.
Боже мой! Сколько раз мне казалось, что я постиг всё это….

…Благодаря неспешной жизни и думаться начинает по-другому. И странное дело…, всё дурное на душе тает…, как весенний снег….

Конечно, можно сказать, что всё это лишь литературные образы, не имеющие к повседневной жизни ни малейшего отношения. Но так ли это на самом деле? И Алексей приводил множество примеров из реальных случаев в истории. Был такой российский ученый Рачинский Сергей Александрович, профессор Московского университета, член-корреспондент Императорской Санкт-Петербургской Академии Наук, надворный советник. Вот что о нем писал императору Александру III в 1883 г. обер-прокурор святейшего синода Победоносцев Константин Петрович:

«Вы изволите припомнить, как несколько лет тому назад я докладывал Вам о Сергее Рачинском, почтенном человеке, который, оставив профессорство в Московском университете, уехал на житьё в своё имение, в самой отдалённой лесной глуши Бельского уезда Смоленской губернии, и живёт там безвыездно вот уже более 14 лет, работая с утра до ночи для пользы народной. Он вдохнул совсем новую жизнь в целое поколение крестьян… Стал поистине благодетелем местности, основав и ведёт, с помощью 4 священников, 5 народных школ, которые представляют теперь образец для всей земли. Это человек замечательный. Всё, что у него есть, и все средства своего имения он отдаёт до копейки на это дело, ограничив свои потребности до последней степени»

В общем, за эти поездки много чего услышал Мила от Алексея. Однако в её понимании всё это представлялось не то чтобы примитивным, но чем-то всем известным и избитым, излишне простым, что ли. И главное, как ей казалось, было малозначимым для неё самой. Нет, конечно, Мила и понимала, и чувствовала, что он во всем прав, но не зря же говорят, что привычка – вторая натура. Поэтому не цепляли её все эти доводы, не доходили до глубины сознания.

Однажды он рассказал, что в прежние времена на Руси во многих дворянских семьях было принято перебираться беременным барышням в родовое поместье, которое естественно, находилось в деревенской глуши и там рожать. Мила даже не задалась вопросом, насколько это правда, но только эта мысль более всего успокаивала её. Мол, побудет она там год-полтора, как в послеродовом отпуске, а затем всё же вернется в город.

 

Часть пятая