Часть четвертая   К оглавлению

Глава I

 

5. Дошкольные занятия Веты и Наю.

 

Встречались они почти месяц. Разговаривали в общем немного, больше тренировались. Будь у Веты дома какие-либо более интересные занятия, ей быстро бы надоело шагать вперед-назад на одном и том же месте. Но, по всей видимости, само присутствие Наю поддерживало в ней интерес к столь однообразному занятию. Впрочем, она не задумывалась над этим, ей было интересно и всё. К тому же их встречи были, конечно, не каждый день, ведь не всегда на улице стояла хорошая погода. И потом, пусть и не так часто, но её по-прежнему возили на занятия к учительнице.

Но вот однажды шагая по дорожке на встречу с Наю после обеденного отдыха, в том самом месте она как-то иначе, немного по-другому посмотрела в его сторону. При этом ей самой показалось, что она ещё и не успела полностью перевести взгляд, но черты Наю на самом деле появились. Вета бросила взгляд на камень, который лежал на том же месте, где она положила его в первый день тренировки, но теперь он был примерно шага на три дальше от неё.

- Получилось, - закричала она во весь голос.

- Ну, зачем так делать, - отозвался Наю, хотя на этом расстоянии от источника она его раньше не слышала, - давай пробеги вперед-назад, мама сейчас выйдет, что бы узнать, почему ты кричала.

Девочка от радости стала не просто вприпрыжку бегать по дорожке, но ещё и прихлопывать в ладоши. Мама выглянула из дверей, но увидев её, улыбнулась и вернулась в дом. Вета подбежала к тому месту и посмотрела на Наю, но опять увидела только пятно. Улыбка исчезла с её губ. Она сделала шаг вперед, подойдя к своему камню.

- Всё правильно, - сказал он, - ты лишь узнала сам способ, а сейчас опять смотришь по-старому. Отступи назад и постарайся вспомнить, как это у тебя получилось.

- Но я не знаю, как у меня получилось, - подумала Вета и не поворачиваясь сделала два шага назад.

Однако через несколько попыток, его черты опять стали проявляться, только, как и в первый раз были нечеткими, какими-то расплывчатыми. Вета ещё раз посмотрела, вспоминая, как только что это делала и увидела Наю так, как если бы стояла с ним рядом. Она опять засмеялась, но уже негромко.

- Вот и хорошо, у нас стало получаться, – отозвался Наю.

Но Вете показалось, что он как-то не очень обрадован произошедшему. Его лицо продолжало оставаться как обычно спокойным, равнодушным, без какого-либо даже намека на улыбку.

- Отойди ещё дальше и попробуй посмотреть таким же способом, – продолжал Наю с невозмутимым видом.

Вета сделала шаг назад и его черты расплылись. И снова вперед, назад, вперед, назад…, и так полчаса, если не больше. Но плоды труда появились, она всё-таки «навела резкость» и запрыгала, хлопая в ладоши.

- Ну, вот, теперь я тебе тут не нужен, – сказал Наю и тут же очутился в проёме источника.

- Почему ты прячешься? – спросила Вета.

- Понимаешь, теперь не только ты, но и я изменился, в общем, мы оба приобрели немного того, чего хотели. При всем этом, я не знаю, на что способны твоя мама и дедушка и на всякий случай постараюсь больше не попадаться под их взгляд. Поэтому теперь я всегда буду стоять за чем-либо и встречать тебя не на открытом месте, а вот как сейчас. Здесь я от дома невиден.

- А как же наши тренировки? – несколько огорчилась Вета. - Ведь я стала тебя видеть всего на несколько шагов дальше.

- Сейчас моё присутствие рядом необязательно, - ответил Наю, - главным было помочь тебе найти сам способ. После того, как ты нашла его, стало неважно, где я буду находиться. Теперь требуются только твои собственные усилия. Но чем с более дальнего расстояния ты будешь меня видеть, тем сильнее будет устанавливаться между нами связь, и значит я тоже буду изменяться. Ты как бы будешь вытаскивать меня в свой мир, а я буду приближать к нашему.

- И что? – с некоторым опасением поинтересовалась она, - я потом стану как ты и меня не будут видеть мои мама с папой?

- Нет, конечно, - отреагировал он. - Продвигаясь в тренировках к состоянию друг друга, мы, по всей видимости, сможем обрести какое-то среднее положение. Возможно, что ты даже сможешь проникать в наш мир, но полностью стать такой как мы у тебя не получится.

И всего сказанного им, Вета смогла лишь понять, что опасаться ей тут нечего.

- Просто каждый из нас получит дополнительные способности, - продолжал Наю. - Ведь было время, когда ты не могла, к примеру, говорить или даже ходить, но научилась. Ещё вчера ты не могла меня видеть дальше того места на дорожке, а теперь можешь. Так и здесь, мы будем способны делать то, чего раньше не умели, но никогда не сможем поменяться местами.

- Мне так хочется быстрей научиться, но я не смогу теперь часто встречаться с тобой. Скоро начнется школа и меня целыми днями не будет дома.

- Школа? Что такое школа? – поинтересовался Наю.

- Там я буду учиться. Разве у вас дети не ходят в школу?

- А чему там тебя будут учить?

- Мама говорила, что в школе учат читать, но я уже умею....

Она хотела рассказать, чему ещё учат в школе, но он перебил её:

- Что значит - читать?

- Значит, читать книжки или журналы. Читать то, что в них написано.

Наю все же не понял, что означает – читать. Может потому что не знал, что такое книжки, что такое журналы и даже не знал, что значит написано. При этом он понимал, что можно без конца задавать один и тот же вопрос – что это, а потому спросил:

- А у тебя есть эти самые книжки, журналы?

- Конечно! – несколько удивилась Вета.

- И ты можешь принести и показать?

- Подожди! Я сейчас! – И повернувшись, побежала к дому.

Первой мыслью было принести Наю какую-нибудь хорошую детскую книжку и предложить почитать ему. Ведь даже папа сказал, что она уже хорошо читает. Но приблизившись к дому подумала, что если мама сейчас увидит её, то посчитает, что она уже нагулялась и попросит в чём-либо ей помочь. Поэтому решила, что лучше с ней не встречаться, а значит пройти незамеченной в свою комнату ей никак не получится. Потихоньку открыв дверь в дом, она начала осматривать прихожую, в надеже найти хоть что-нибудь, но ничего такого на глаза не попадалось. И лишь когда дошла до середины комнаты, увидела на подоконнике какую-то маленькую книжку. Даже не прочитав заголовок, Вета взяла её и так же тихо выйдя во двор, побежала обратно.

- Как я отдам её ему, если нам нельзя близко подходить друг к другу, - подумала она.

- А ненужно её отдавать, - отозвался Наю, продолжая оставаться в проёме источника. - Ты только покажи и расскажи о ней.

Вета немного запыхалась пока бежала и потому направилась к дереву чтоб отдышаться. Усевшись на своё теперь уже привычное место, наконец рассмотрела книжку и вслух прочла название: – «Справочник по лекарственным растениям».

- «Наверно дедушка читал её у окна в прихожей, а потом положил на подоконник и забыл», – подумала она.

- Это ты что сейчас сказала? – спросил Наю.

- Прочитала название книги, - Вета повернула книгу передней обложкой в его сторону.

- Прочитала, - несколько медленнее обычного спросил он, глядя на книжку, – значит, узнала, что в ней находится?

- Ну да, прочитала и узнала название, - не совсем понимая, почему он об этом спрашивает, согласилась Вета.

- Значит, эту форму вы называете книгой.

- Да, – снова согласилась она, теперь не понимая, почему он называет её формой.

- И если этих…, книг на самом деле много, то каждой из них вы даете своё название.

- Да, – на этот раз искренне удивившись, что Наю не знает такие простые вещи. – Только название даем не мы, а автор.

- Автор, это тот кто создает книгу, – то ли спрашивал, то ли утверждал Наю.

- Мама говорила, что автор пишет книгу. А ты говоришь – создает, – поправила Вета и обратив внимание, что он продолжал вглядываться в неё, предупредила: - Только ты не сможешь прочитать с такого расстояния.

- Ты сказала, что узнала…, прочитала название книги, - проговорил он, не обращая внимания на её предупреждение и попросил: -  сделай это ещё раз.

Она повторила, продолжая держать книгу в том же положении.

- Не понимаю, что это и зачем нужно, – опять как бы самому себе сказал Наю.

Вета, не переставая удивляться таким репликам, смотрела на него и молчала, не зная, что подумать.

- Ну, да…, конечно, – теперь уже более оживленно проговорил Наю. – Вы придумали способ общаться между собой, когда нельзя использовать голос. Теперь я кое-что различаю в самой этой форме…, книге.

В отличие от Веты он начинал осознавать, какой сложный и таинственный процесс происходит в этот момент. Как сама того не подозревая, и уж не понимая тем более, она учит его смотреть на предметы своего мира, то есть обучает человека из другого мира. Первоначально он видел этот предмет лишь как отдельную и оригинальную в своем роде форму, но на каком-то непостижимом им обоим уровне сознания шло интенсивное переформирование его системы восприятия. Да, всё это началось ещё в момент их самой первой встречи, когда неожиданно для себя он увидел её глаза. Когда начал различать её нос, рот, руки, а затем цвета окружающего мира. Но тогда это было необычно и странно для него самого. Теперь всё становилось на свои места, постепенно приходило понимание и объяснение всего происходящего с ним.

- Ты можешь прочитать ещё что-нибудь в этой…, книге? – спросил он, наконец.

Вета положила книжку на колени, раскрыла на самой первой странице и принялась про себя читать аннотацию к её содержанию.

«В справочнике приведены подробные сведения о лекарственных растениях, которыми пользовались из века в век народные целители России. Описание каждого растения включает ботанические сведения, химический состав, лечебные и профилактические свойства, правила сбора и проверенные веками рецепты народной медицины для лечения наиболее распространенных заболеваний. От большинства наших недугов избавят рекомендации травников, которые используют лекарства, буквально растущие у нас под ногами: подорожник, одуванчик, чистотел, ромашку, крапиву и др.»

Она остановилась и вопросительно посмотрела на Наю – всё ли он понял, ведь ей самой далеко не всё тут было понятно.

- Покажи мне то, что ты прочитала, – попросил он.

Вета повернула в книжку в обратную сторону и, удерживая её двумя руками, подняла по направлению к нему. Наю принялся пристально всматриваться в строчки. Общий смысл прочитанного ею он, конечно, понял, хотя некоторые слова были незнакомыми, но одно ему было непонятно - зачем об этом нужно писать книгу.

Так они молча сидели какое-то время друг перед другом. Наконец Наю попросил:

- Давай-ка попробуем вот что сделать. Мне хотелось бы одновременно с тем, как ты будешь читать, смотреть на то, что ты читаешь. Я мог бы сверху смотреть, но в то же время мне нужно быть подальше от тебя, и тогда мне будут мешать части дерева….

- Листья и ветки, - поправила его Вета.

- Да, листья, - согласился Наю, - которые зеленые. Я правильно назвал цвет?

- Да, правильно, - улыбнулась она, впервые ощутив себя в роли учительницы, что ей особенно понравилось.

- Так вот, давай ты станешь тут рядом с источником, а я буду сверху смотреть.
Вета поднялась и, направившись в его сторону, решила всё же объяснить ещё раз:

- Но ты не сможешь издали различить буквы.

- Подожди-ка, остановись,он протянул руку в её направлении. – Ты сказала – буквы. Что это?

- Как что?! – она остановилась шагов за пять до него. Повернула переднюю обложку в его сторону как раньше и принялась объяснять, войдя в роль настоящей учительницы. – Вот тут в самом верху написано слово «справочник». Это слово состоит из букв.

После этого она начала перечислять их четко и громко произнося каждую голосом. Наю ничего не говорил, но внешне было видно, что всё это столь спонтанное, необычное обучение давалось ему не так уж легко. Понять и усвоить то, о чем он не имел до этого момента ни малейшего представления и на самом деле задача довольно сложная. Тем более что он ещё не в полной мере понимал, зачем людям этого мира нужно было всё это придумывать, изобретать, отказавшись от непосредственного общения с любым человеком, причем на довольно большом удалении друг от друга.

- Я начинаю понимать, – отреагировал он, когда Вета закончила с буквами. – Каждому звуку вашего голоса соответствует буква и таким образом получаются слова. Теперь мне легче будет с этим разобраться. Но ещё вот что скажи мне. Ты сказала – десять букв. Этому вас тоже в школе будут учить?

- Да, меня мама, а потом и учительница, к которой мы ездили, учила прибавлять, вычитать числа….

- Но если тебя уже научили, то зачем нужна школа? Меня тоже учили родители, и этого было достаточно.

Вета не знала, что ответить. Она стояла и смотрела на него.

- Ладно, становись сюда. - Наю показал на место рядом с источником и тут же оказался на склоне позади него.

Вета подошла, повернулась спиной к нему и подняла книгу к лицу:

- Ну, что? Читать? Тебе видно?

- Читай и не беспокойся за меня, я найду способ увидеть. Только читай медленно и начни ещё раз с того, что недавно читала.

Вета ещё раз, но теперь медленно и с расстановкой прочла аннотацию. Затем начала читать первую страницу, но когда дочитывала её, то услышала, как Наю предупредил:

- Всё, Вета, до завтра. Мама идет за тобой.

Она вышла на открытое место перед источником и увидела, как открывается входная дверь.

- Хватит на сегодня. Иди, поможешь мне немного, - громко сказала она мама.

- Как ты узнаешь, - про себя спросила она Наю.

- Об этом потом поговорим. А сейчас, если можешь, оставь мне книгу.

Вета положила её на большой камень у источника и побежала к дому. Остановившись у дверей, она обернулась и посмотрела на то место, где они только что разговаривали с Наю, но ничего не увидела.

- Вот, - подумала она, - раньше я видела его отсюда как пятно, а теперь совсем ничего не вижу. Ладно, завтра спрошу, почему так получилось.

На следующий день Вета вышла во двор в надежде увидеть привычное пятно, но, как и вечером, там ничего не было. Она даже попыталась смотреть, как этому научилась вчера, но ничего не заметив, с грустным видом вернулась в дом. «Может он знает, что сейчас я не могу прийти, поэтому и не появляется» - подумала она.

Дело в том, что через два дня папа с мамой собрались везти её в школу на первый сбор детей того класса, в который ей предстоит ходить. Папа выполнил обещание, её записали во второй класс. Только директор попросила всё же раньше привести девочку, чтоб учительница смогла проверить её знания, как бы проэкзаменовать. Поэтому завтра дедушка, мама и она поедут в школу для знакомства с учительницей, классной комнатой, да и самой школой вообще. А послезавтра приедет папа, привезет бабушку, и они устроят праздник по этому поводу. Вот мама и попросила её помочь по дому. Так что до обеда, во всяком случае, встреча с Наю не состоится.

И так, она вместе с мамой занялась уборкой, изо всех сил стараясь побыстрее всё закончить.

- Ты сегодня у меня просто ударница домашнего труда, - с удивлением улыбнулась мама, глядя как быстро дочь справляется со всем, что бы она ей не поручила.

Но Вета была так занята делом, при этом так глубоко задумалась о своем, что оставила без внимания эти мамины слова. Ей очень хотелось встретиться сегодня с Наю. Собственно, так и случилось. После обеда она сказала, что ей не хочется спать, и она пойдет к источнику.

- Неужели ты не устала с уборкой? – поинтересовалась мама.

- Мне там лучше отдыхать.

Мама не стала возражать, вспоминая вчерашнее весёлое настроение дочери.

Вета почти бежала по дорожке, но на том месте, где она вчера тренировались с Наю, его не было. Она посмотрела в сторону источника и успокоилась, увидев его в проёме. «Ой, я забыла! Ведь он меня предупреждал, что теперь всегда будет стоять так, что б от дома его не было видно» – вспомнила она.

- Ты знаешь, почему я не пришла раньше? – спросила она его про себя, подойдя к камню на дорожке.

- Ты помогала маме по дому, – незамедлительно прозвучало в ответ, будто бы он знал, о чем она спросит.

- Да! Потому, что родители устраивают мне праздник, ведь я теперь буду школьницей. Как мама сказала – ученицей второго класса.

- Я по-прежнему не понимаю, зачем всё это нужно тебе и твоим родителям тоже.

- Значит, поздравлять меня ты не будешь? А я ведь начинаю ходить в школу! Я буду второклассницей!

- Поздравлять? – спросил Наю. - Что значит – поздравлять? У нас ничего подобного никто никогда не делает.

- Как, - искренне удивилась Вета, - и не устраивают праздники, не дарят подарки?

Наю молчал, очевидно пытаясь понять, что вообще собой представляют эти самые праздники, поздравления, подарки.

- Ну, ладно школа, - продолжала Вета с воодушевлением, опять входя в роль учительницы, - а вот у меня скоро будет день рождения! Это же настоящий праздник, который мы всегда отмечаем! Снова все соберутся и будут дарить подарки. Будет весело, музыка, салют как в прошлом году. Ты видел салют в мой прошлый день рождения?

- Нет, не видел, - задумчиво ответил Наю. – Меня тут долго не было после нашей первой встречи. Позже я тебе как-нибудь расскажу об этом. А вот все, что ты сейчас наговорила, нам неплохо бы обсудить. Дело в том, что ни о чем подобном я понятия не имею, и даже не предмтавляю, зачем всё это у вас делается.

От удивления забыв, что сама уже почти постоянно разговаривает, не произнося никаких слов голосом, Вета приоткрыла рот от удивления, как бы пытаясь что-то сказать, но лишь застыла в таком положении.

- Ты хочешь сказать, - наконец пришла ей в голову упорядоченная мысль, - что у вас не отмечают дни рождения?

- Нет, не отмечают. И даже никто точно не знает тот день, в который он родился.

На этот раз удивление было настолько сильным, что только рот сам по себе открылся ещё сильней, не говоря уж о каком-либо ответе.

- Для любого человека в нашем мире это совершенно неважно, - продолжал Наю, - и день рождения ничем не отличается от любого другого дня.

- А какие праздники у вас бывают? – всё же придя в себя после некоторого молчания, спросила Вета.

- Я не знаю, что такое праздники и для чего они нужны.

- Ну, это день, когда происходит что-то такое, что надолго запоминается и….

- Я ведь уже сказал, что ни один день не является у нас более значимым, чем любой другой. Все дни одинаковые и не отличаются один от другого, поэтому нет и не может быть таких, которые вы считаете праздником.

- А как же Новый Год? Разве и его вы никак не встречаете? – не переставала удивляться Вета.

- Но ведь последний день заканчивающегося года ничем не отличается от первого дня наступающего. Что в этом такого, что может надолго запомниться?

- Запоминается то, как люди встречают Новый год.

- Ах вот оно что. Вы отмечаете праздники, что б потом вспоминать, как вы их отмечали. Но это же нелепость.

Если б на эту тему с Наю беседовал кто-то из взрослых, он наверняка нашел другие доводы, но девочка, которой не  было и восеми лет,  не знала, что ещё можно сказать и потому спросила несколько о другом.

- А как же тогда вы считаете, сколько проходит лет? Ты что, не знаешь, сколько тебе лет?

- Почему? Любой из нас примерно знает, когда родился, а потому знает свой возраст. Сейчас идет мой семьдесят первый год.

- Ну, да! - недоверчиво захихикала Вета. - Так я тебе и поверила! Тогда ты должен быть как дедушка, а ты ещё мальчик.

- Нет, всё именно так, - как обычно без всяких эмоций пояснил Наю. – Может быть среди вас и есть люди возрастом более восьмидесяти лет, но мы таких не видели. Но если судить, как быстро у вас стареют и умирают, мы живем заметно дольше. Видимо процесс старения в нашем мире идет значительно медленнее.

- И что, - уже не улыбаясь спросила Вета с недоверчивым любопытством, - я тоже когда-нибудь смогу научиться долго не стареть?

- Точно не знаю, но скорее всего, нет. Может быть, что-то в тебе изменится, но не думаю, что так сильно. Возможно, и проживешь несколько дольше, но далеко не столько, сколько мы.

На несколько минут их общение прекратилось. Мысли в голове Веты стали какими-то хаотическими, она и сама не знала, о чем думала.

- Ладно, - прервал молчание Наю, - у нас будет ещё много времени на такие вопросы, а вот на твою тренировку времени мало. Так что иди, продолжай, а я буду тебе показываться.

- Как это?

- Помнишь, я говорил, что чувствую связь между нами, когда ты начинаешь думать обо мне?

- Да.

- Дело в том, что теперь мне нужно быть видимым для тебя, когда ты хочешь и пытаешься меня увидеть и невидимым для других со стороны дома. Мне это нетрудно, но когда ты будешь менять места, то и мне нужно передвигаться. Поэтому ищи меня взглядом, которому научилась, в разных местах, а я буду то появляться, то исчезать. Так постепенно мы подойдем к тому, что нам ненужно будет встречаться в таком специальном месте, как этот источник. Тогда и сможем разговаривать в любом месте, даже когда ты не будешь видеть меня. А пока, я хочу тебе кое-что предложить.

- Что?

- Сегодня с утра, пока ты была дома, мне захотелось использовать ту возможность, которую получил от тренировок с тобой. В общем, я показался одному человеку тут в поселке, выбрав момент, когда поблизости от него других людей не было. И знаешь, хотя расстояние между нами было немаленькое, но он смотрел на меня. Правда, я появился на короткое время, и потом быстро исчез. И всё же он сразу меня увидел, хотя потом решил, что ему лишь что-то показалось. Давай попробуем это сделать завтра, когда дедушка повезет тебя с мамой в школу?

- Как? – заинтересовалась Вета.

- Завтра, на том прямом и длинном участке дороги я быстро пройду перед машиной. Ты, конечно, меня сразу увидишь, но не должна об этом говорить, если дедушка или мама заметят. Просто скажешь, что смотрела в сторону.

- Нехорошо обманывать, - заметила она.

- Я знаю, но ведь и само то, что мою задумку мы собираемся проделать без разрешения взрослых, тоже не очень хорошо. Но, как мне кажется, это можно считать лишь нашей с тобой тренировкой, которой мы занимаемся уже столько времени без их ведома.

Наю пристально посмотрел на неё, ожидая ответа.

- Ладно, - немного подумав, согласилась Вета. – Только не проходи близко от машины, а то мы ещё тебя задавим.

- Не волнуйся, я буду на расстоянии. И вообще тебе никогда не стоит об этом беспокоиться. Ещё неизвестно кто больше пострадает от столкновения вашей машины со мной.

«Ну, да, конечно…!» – подумала Вета, направляясь к месту тренировки на дорожке.

В этот день ей удалось заметно увеличить расстояние, и теперь она уже почти у самой изгороди двора могла видеть Наю и разговаривать с ним.

Вечером, перед тем как ей нужно было идти домой, он напомнил, чтоб она не забыла забрать книжку.

- Когда завтра будешь сюда идти, принеси мне ещё какую-нибудь, - попросил он.

На следующие утро все обитатели дома поднялись непривычно рано и практически одновременно. Не было ещё и восьми часов, когда мама с дочкой спустились в гараж и сели на заднее сиденье машины. Дедушка открыл ворота, и они отправились знакомить девочку с новым для неё миром.

Помня о том, о чем попросил её вчера Наю, она старалась не смотреть на дорогу, а вместо этого часто поглядывала на маму. Но она была чем-то озабочена и неотрывно смотрела вперед, как будто сама была за рулем. Судя по тому, что за время поездки ни мама, ни дедушка, ни слова не проронили, Вета поняла, что на дороге они никого не заметили.

Когда машина остановилась у школьных ворот, мама взяла её за руку.

- Ты иди сейчас вместе с дедушкой, а я вас догоню.

- Почему?!

- Так надо, - твердо ответила мама, когда дедушка открыл дверь и протянул ей ключи от машины. - Иди, иди, я скоро.

Анатолий Михалович взял её за руку, и они медленно пошли к входным дверям школы. Она несколько раз оборачивалась назад, но мама по-прежнему не выходила. И только когда дедушка открывал двери в само здание, она, наконец, вышла, поставила машину на сигнализацию и направилась за ними. Шла она так быстро, что в класс заходили уже все вместе. После того, как учительница побеседовала с будущей второклассницей, вполне удовлетворившись её знаниями, всё происходило в том же порядке. Мама осталась с ней, чтобы ещё что-то обсудить, а дедушка с внучкой побродили некоторое время по зданию школы, заглядывая в разные кабинеты, а затем пошли к машине.

По пути домой все трое находились в приподнятом настроении. Вета, будучи ещё и под впечатлением всего того нового что увидела и узнала, совсем забыла о договоренности с Наю. И вот уже подъезжая поселку, дедушка вдруг спросил:

- Смотрите-ка, наверно кто-то из дачников в лес направился! Неужели груши уже поспели? Как бы рановато.

Девочка чисто механически посмотрела вперед на дорогу и успела заметить вдалеке, как Наю быстро сошел с дороги и скрылся между деревьями. Когда подъехали к тому месту, мама и дедушка повернулись в ту сторону, пытаясь разглядеть человека. Но там никого не было видно.

- Показалось вам наверно! - сказала мама. - Я не видела никого, хотя в то время не смотрела на дорогу.

- Может и показалось, - отозвался дедушка. - Я в этот раз очки свои дорожные забыл одеть.

Приехав домой, все переоделись в домашнее и Вета хотела было уже идти к источнику, но мама остановила её:

- Уже скоро обед, а у меня ещё ничего не готово. Ты уже большая девочка, так что пойдем со мной на кухню, поможешь немного.

Такого девочка никак не ожидала, однако возражать не стала, ведь мама считает её уже большой, а значит капризничать было не к лицу. К тому же, времени до обеда на самом деле мало и ей пришлось бы в скором времени возвращаться обратно. Она решила лучше раньше пообедать, а после будет больше времени на встречу с Наю. Мама, по правде сказать, планировала ещё кое-что обсудить с дочерью, когда она будет помогать ей на кухне. За то короткое время, пока ехали домой, она не захотела начинать разговор о её впечатлениях о школе и учительнице, а тут как раз будет удобно поговорить. Так за разговорами и скорым обедом время прошло незаметно. И вот Вета снова почти бежит по дорожке, прихватив с собой книжку со сказками.

- Я была в школе, познакомилась с учительницей, она проверяла меня, как я читаю, пишу, считаю…, - радостно сообщила Вета, едва удалившись от территории двора.

Однако в ответ ничего не услышала. Она посмотрела в сторону источника и увидела лишь его светлое пятно. «Я ведь вчера уже могла разговаривать с ним с этого расстояния» - озадаченно подумала она. Но находясь под впечатлением произошедших сегодня событий, как-то не придала особого значения этому факту. И лишь когда немного не доходя до середины дорожки начала различать контуры Наю, её веселье стало постепенно пропадать.

- За половину дня ты потеряла всё, чему мы так долго учились, - как обычно невозмутимо и спокойно сказал он. – Что-то произошло, чего я пока не знаю.

Перейдя на обычный шаг, Вета направилась к нему. До неё начинали доходить его слова, и от былого настроения не осталось и следа.

- Я принесла тебе книгу.

- Подожди с книгой, сейчас не до неё, - рукой остановил её Наю. Но затем перешел на несколько метров в сторону от проема источника и добавил: – Впрочем, положи её вовнутрь где-либо повыше.

Вета сделала всё как он сказал, и стала в проёме, вопросительно посмотрев на него.

- Вернись на дорожку и найди то место, где не видишь меня как сейчас, а лишь как пятно. Помнишь, как первый раз, когда мы начинали тренироваться?

Она направилась к тому месту, но теперь с таким чувством, что ей уже не очень хочется начинать всё с начала.

- Попробуй смотреть, как ты уже научилась.

Вета и сама уже пыталась это делать, когда только что проходила тут, но у неё ничего не получалось как тогда, так и сейчас.

- Я не могу, - еле выдавила она из себя. При этом то ли от напряжения, то ли от расстроенных чувств в её глазах появились слезы.

- Если помнишь, я несколько раз повторял, что только между мной и тобой появилась возможность общения, а впоследствии нельзя исключать и взаимодействия двух наших миров, и что такую возможность никак нельзя потерять. Говорил я так потому, что знал о непродолжительности такой возможности, что в скором времени мы потеряем её, хотя быть может и не насовсем. Увидимся теперь мы нескоро, если вообще увидимся. Дело в том, подобный случай в будущем может произойти между какими-то другими представителями наших миров и где-то в другом месте. Но мне очень не хочется терять тебя. И не только потому, что теперь я обречен на полное, длительное одиночество, но и потому что сами встречи с тобой для меня были необходимы и очень важны. Однако это уже началось и нам с тобой остается лишь попытаться узнать причину происходящего. Расскажи подробно всё, что произошло сегодня.

Вета пошла к своему старому месту у дерева, прислонилась спиной к стволу и начала рассказывать. Собственно и рассказывать особенно было нечего, а когда закончила, то несколько минут они вообще ни о чем не разговаривали.

- Единственно, что я тут вижу, - наконец заговорил Наю, - это появление у тебя новых связей. Они очень сильные, потому как образованы твоим влечением ко всему тому новому, что ты сегодня узнала. Это тебя очень притягивает и тебе очень хочется быть со всем этим новым. Хочется до такой степени, что в какое-то время наши с тобой отношения были отодвинуты с твоей стороны как далеко неглавные куда-то в сторону, на задний план. Поэтому со мной связи ослабли, и ты быстро забыла всё, чему мы столь долго учились во время наших встреч. По всей видимости, именно в этом заключается главная причина того, что сейчас происходит. Но я не потерял ту способность, которую приобрел с твоей помощью и постараюсь развивать её даже без твоего участия. Кто знает, может быть, когда-нибудь в будущем, нам ещё представится возможность возобновить отношения.

Вета молча стояла и слушала. Она многого не понимала, но более всего не понимала, почему именно она виновата во всем происходящем. Однако Наю был прав в том, что ей очень понравилась школа, класс с большим количеством парт, за одной из которых она сегодня сидела напротив учительницы. Вета так же представила, как за другими партами будут сидеть много детей, с которыми ей предстояло познакомиться, а может даже с кем-то и подружиться. Ей на самом деле было скучно дома одной, и Наю был для неё всего лишь каким-то развлечением, что ли. Но теперь, как она представляла, ей будет намного интересней. Вета не знала, да и представить себе никак не могла, сколь важна и значима её встреча с Наю. Если б об этом узнали взрослые, то событие обрело бы мировую значимость.

Наверно, среди хаоса её мыслей и использования тех новых связей, которые сегодня она обрела, Наю что-то почувствовал и настойчиво попросил:

- Запомни, что я тебе скажу сейчас, это очень важно. Если не хочешь, чтоб с тобой случились разного рода неприятности, никому и никогда не рассказывай обо мне и наших с тобой встречах. Слышишь…, никому и ни при каких обстоятельствах. Тогда у нас будет больше возможности когда-либо встретиться вновь.

- Ладно, - всё ещё не понимая причины, почему собственно должны прекратиться их встречи, пообещала Вета.

Но в дальнейшем все было так, как говорил Наю. К обеду следующего дня приехал папа, привез бабушку и все вместе приняли активное участие в посвящении её школьницы. «Если бы Наю был тут вместе с нами, - думала девочка, - то на самом деле узнал, как хорошо и весело на праздниках! Наверно у них нет их потому, что они не знают, что это очень приятно». В этот раз даже папа с бабушкой остались дома, что б завтра 29 августа всем вместе проводить её на контрольный сбор класса. Только и на этот раз ей непонятно было по какой причине папа с мамой выехали раньше, а бабушку и её дедушка повез несколько позже. Но родители ждали у входа в школьный двор, улыбаясь их прибытию, и все вместе направились в здание. Взрослые остались стоять у открытых дверей, а в класс зашла только их второклассница. Ещё во вчерашнее посещение она обратила внимание на большое количество столов, но теперь, когда увидела тут так много детей её возраста, просто опешила. Однако растерянность эта была вовсе не от испуга, а по причине какого-то удовлетворения и удовольствия даже. Ей предстояло познакомиться с каждым из них и этого ей хотелось сейчас больше всего.

Представив новенькую, учительница показала место, где она теперь будет сидеть, затем пошла к двери, извинилась и закрыла её. Если бы сейчас кто-либо со стороны наблюдал за оставшимися стоять у закрытых дверей взрослыми, то непременно обратил внимание, что все они восприняли это с пониманием, оставаясь в том же приподнятом настроении, и лишь только мама девочки немного расстроилась. Алексей взял её под руку и с легкой настойчивостью повернул к выходу. Они направились к машине и сразу же уехали домой, а дедушка с бабушкой остались ждать свою внучку. Через какое-то время учительница вышла из класса и поискала глазами родителей, но, не увидев, вопросительно посмотрела в их сторону. Дедушка подошел, представил бабушку, а затем сообщил ей, что мама девочки ещё не очень уверенно водит машину, поэтому чаще всего её будет привозить в школу он. Это ничуть не смутило учительницу, и она пояснила, что вышла из класса только затем, чтоб дать девочке возможность привыкнуть к самостоятельному общению с другими детьми. Затем стала распространяться по разного рода формальностям, связанным с самим учебным процессом, после чего вернулась в класс. Вскоре дверь шумно открылась и дети высыпали в коридор. Новенькая шла в окружении ещё нескольких девочек и по выражению лица было видно, что она находилась в очень хорошем настроении. Дома она щедро делилась своими впечатлениями от новых знакомств и всего того нового, чему была свидетелем, пусть даже и не за столь длительный период времени. После обеда проводили папу с бабушкой и легли отдыхать. Так закончился этот насыщенный событиями день, и лишь к вечеру Вета вспомнила о Наю, что в какой-то степени подпортило её праздничное настроение.

Следующий день был последним свободным для привычных дел, которыми она обычно занималась. Потом начнутся ежедневные поездки в школу, причем практически на целый день. И хотя погода была пасмурной, далеко не располагающая для гуляний, Вета выбрала момент, чтоб сходить к источнику. Ни от дома, ни от середины дорожки Наю не было видно. Впрочем, его не было и у самого строения. «Наю…, - позвала про себя Света, а затем негромко в голос, - Наю, где ты?!» Кругом всё было тихо, пусто и уныло. Зайдя вовнутрь источника, она увидела свою книгу на том же месте, где до этого оставила. Забрав её, медленно пошла домой.

 

Часть шестая