Часть пятая К оглавлению

Глава II

6. Бесплодное противостояние

 

Во время судебных заседаний Мила была отстраненной и в какой-то степени безучастной к происходящему. На вопросы отвечала коротко, но всё же никогда не соглашалась с тем, что подтверждало её причастность к убийству. Когда в зал суда приглашался тот или иной свидетель, она обычно пыталась припомнить, где и при каких обстоятельствах встречалась или познакомилась с ним. И если удавалось это сделать, её окутывали воспоминания того времени, которые, как правило, были непосредственно связаны с Алексеем.

- Я познакомилась с Архановой, когда она вместе с Шышкаревым…, - начинала давать показания очередная свидетельница.
Мила, конечно, вспомнила эту женщину, последующие слова которой растворились в том времени. «Чем же мы с Алексеем тогда занимались? – вспоминала она. – Ах да! Это было летом три с половиной года назад.

……………

Тогда он забрал её с Эллинского, чтоб на несколько дней съездить на море. Сняли квартиру недалеко от пляжа, но, как оказалось впоследствии, купаться Алексей даже не собирался. Получалось так, что сама поездка сюда была затеяна только для Милы. Она хотела расспросить об этом, но он её опередил.

Из рассказа получалось, что к морю он с самого детства был совершенно равнодушен. Однажды родители получили через профсоюз практически бесплатную путевку для него и на целых три недели отправили в пионерский лагерь на Черное море. Там, однако, Алексей предпочитал не ходить купаться вместе со своим отрядом, а брал книги в библиотеке и запоем читал их. Библиотекарша обратила внимание на своего постоянного клиента, который видимо чем-то ей понравился, и однажды решила сделать ему приятное. Дело в том, что в её обязанности входило, ежедневно ходить на почту, относить письма детей своим родителям и получать для них письма из дома. Так вот она попросила воспитателя отряда, чтоб Алексей помог ей донести письма, мол, их должно было быть много в тот раз. Когда справившись со всеми делами на почте, они пошли обратно, то библиотекарша повела его к городскому пляжу. По всей видимости, ей представлялось, что каждый ребенок просто мечтает как можно больше купаться в море. Каково же было её удивление, когда предложив ему пойти понырять, он ответил, что ему не хочется. Практически сразу после этого они возвратились в лагерь.

- Тогда я даже не понял, - резюмировал Алексей, - зачем мы вообще ходили на пляж, и догадался лишь через много лет.

- Интересный случай, - заметила Мила. – Если вспомнить всё то, что ты уже рассказал о себе, твоя жизнь просто насыщена разного рода примечательными событиями.

- Эта поездка в лагерь, - продолжал свой рассказ Алексей, - запомнилась не только этим.

- Только не говори, что там тебя тоже выручали потусторонние силы, - усмехнулась она.

- Только не говори, что всё рассказанное мной ранее ты считаешь плодом мой фантазией, - в пику ей сыронизировал Алексей.

Мила рассмеялась, но ничего не ответила.

- Однако то, что мне вспомнилось сейчас, имеет несколько иной предмет. Не знаю, может кто из пионервожатых, а может из самих пионеров старшего возраста, сочинил песню, а точнее слова на мелодию популярной тогда песни «Текстильный городок». И есть там строчка, которая непосредственно подтверждает, что произошло это именно в тот поток, когда был там я. Я как бы стал одним из героев этой песни. Вот послушай.

Кабардинка, городок,

Лагеря стоят в рядок,

Среди них турбаза «Смелых»,

Тут лишь камни, не песок.

 

Лагерёк наш - ничего,

Населенье таково,

Пионеров и вожатых,

Составляет большинство.

 

После завтрака обед,

Каши нет и хлеба нет,

В отряд первый записали,

Мелюзгу по восемь лет.

- Да, - весело смеялась Мила, когда он закончил, - с пением у тебя явно нелады. Так в чем же твоё участие в этой лагерной истории?

- Дело в том, что я с остальными ребятами прибыл в лагерь уже к концу дня, когда все отряды были практически сформированы. Каждому из нас было не более десяти лет, т.е. в большей степени мы подходили для третьего, четвертого и пятого отрядов. Но недоукомплектованными остались только второй и первый. Так вот, пятерых из нас и меня в том числе, записали в первый отряд. Хорошо помню недовольство одного из мальчишек по этому поводу. От него я как раз и услышал последние слова этой песни, про мелюзгу. Я тогда возразил ему, что мне не восемь, а девять с половиной лет. Он только махнул рукой, мол, какая разница, считая себя много старше, хотя самому было где-то двенадцать. Вот так я попал в сюжет популярной тогда у всех лагерной песни.

Она хохотала от души над этой историей.

……………

Вспоминая её теперь во время судебного процесса, Мила невольно улыбнулась и как раз в тот момент, когда судья обратился к ней с вопросом. Его явно удивило такое настроение подсудимой.

- Обвиняемая, - обратился он к ней, - вы находите что-то веселое в показаниях свидетеля или в самом судебном процессе?

- Вы сами прекрасно знаете, - беззлобно и спокойно отреагировала Мила, - что это не суд, а фарс. А я знаю, что меня ждет большой срок и потому спокойна, но всем вам рано или поздно придется ответить за него.

И все же теперь время шло гораздо быстрее, и от этого ей уже было легче, после длительного пребывания в камере следственного изолятора. Длился процесс более полугода и вот….
 

 

ПРИГОВОР
ИМЕНЕМ РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ

г. М……
17 июля 20__года

 

Верховый Суд рассмотрев в открытом судебном заседании уголовное дело в отношении Архановой Милы ранее не судимой
Обвиняемой в совершении преступления, предусмотренного ст. 105 ч.2 п. «з» УК РФ
 

ПРИГОВОРИЛ:

 

признать виновной и назначить наказание в виде лишения свободы 15 лет с отбыванием в исправительной колонии общего режима, с исчислением срока наказания с 5.08.20__ года.

 

«Скоро Свете исполниться четырнадцать лет, - подумала Мила. – Когда я выйду, ей будет двадцать восемь. Взрослая, вероятнее всего уже замужняя женщина с детьми, моими внуками. Как я с ними со всеми встречусь? Не лучше ли умереть в тюрьме?»

Предвидя такой приговор, Шафранов через свои старые знакомства решил вопрос с тем, что б Милу отправили в местную колонию. Она находилась недалеко, так что немало горожан ездило на служебном автобусе туда на работу. Решение этого вопроса было связано ещё и с тем, что начальника колонии он хорошо знал и договорился с ним, чтоб для неё определил более-менее хорошее место. Тот обещал, что определит её библиотекарем и что ей придется присутствовать лишь на поверках, а в остальное время будет постоянно в библиотеке и даже ночевать там. Только при этом при всем он предупредил, что продлится такое положение дел недолго. Через полгода его собираются отправить на пенсию, а вместо него может быть назначен его зам, который довольно самолюбив и наверняка постарается всё переделать на свой лад.

«Ну, хотя бы так, - подумал Шафранов, - за полгода может мне удастся чего-то добиться. Во всяком случае, хотя бы во время начального пребывания в зоне Миле будет легче».

А тем временем….
 

 

Генеральному прокурору РФ
Чайка Ю.Я.
От гр-на Шафранова К.

 
 

ЗАЯВЛЕНИЕ
о преступлении в порядке ст.141 УПК РФ

 

17 июля 20__ года была осуждена к 15 годам лишения свободы по ст.105,ч 2, п.«з» Арханова М. В предъявленном органами следствия обвинении и в приговоре суда указывалось, что она совершила преступление при следующих обстоятельствах.

«03 марта 20__ года, после 19,00 часов, Арханова заранее договорившись с Шишкаревым, пришла к нему в домой, где он в это время ночевал один. В ходе общения они разместились на кровати.

Воспользовавшись его усталостью и расслабленностью она, находясь за спиной Шишкарева, закрыла ему рот своей правой рукой, а имеющимся у нее в левой руке ножом умышленно с целью убийства нанесла три удара в область туловища спереди.

В результате Арханова причинила Шишкареву правой рукой кровоподтек на уровне рта, носа, подбородка и кровоизлияние на слизистых губ, которые не влекут причинение вреда здоровью.

Кроме того она причинила ему непроникающую слепую колото - резаную рану по краю реберной дуги слева и два проникающих колото-резаных ранения туловища спереди с повреждением печени, селезенки, правой околопочечной клетчатки с массивным внутренним кровотечением в брюшную полость, которое квалифицируется, как тяжкий вред здоровью по признаку опасности для жизни.

От полученных ножевых ранений, Шишкарев скончался на месте преступления»

Кассационная инстанция приговор суда оставила без изменения, а кассационную жалобу без удовлетворения.

Считаю, что кассационная инстанция Верховного Суда РФ рассмотрела уголовное дело поверхностно и без должного изучения всех обстоятельств дела.

Арханова ни на предварительном следствии, ни в суде виновной себя не признала.

В обоснование вывода о доказанности ее вины в убийстве Шишкарева органы следствия, и суд сослались на:

 

1.Протокол осмотра места происшествия и трупа от 8 марта 20__г.

2.Заключение судебно-медицинской экспертизы трупа Шишкареева от 12 марта 20__г., о наступлении его смерти 03 марта 20__г.

Между тем вышеуказанные доказательства получены с нарушением уголовно – процессуального закона, а также правил осмотра трупа и правил производства судебно-медицинских экспертиз.

Обстоятельства обнаруженные при изучении материалов уголовного дела, а именно протокола осмотра трупа от 8 марта 20__г. и материалов экспертизы трупа от 12.03.20__г. дают веские основания считать предъявленное Архановой обвинение сфабрикованным на основании сфальсифицированных данных судебно-медицинской экспертизы с целью подогнать результаты экспертизы под версию органов следствия.

Данные преступные действия судебно-медицинского эксперта Бюро СМЭ были совершены в расчете на то, что никто не будет внимательно и со знанием основ судебной медицины разбираться в материалах дела, что при оказанном давлении на защитников, правовой и судебно-медицинской безграмотности самой Архановой, а также преступных действий судьи стороне обвинения удалось претворить в жизнь.

Данное утверждение невозможно опровергнуть, потому как оно основано на материалах протокола осмотра трупа от 8 марта 20__г (подписанном понятыми, следователем и прокурором г.Майкопа), материалах экспертизы от 12 марта 20__г, и научно-практических данных описанных во всех учебниках и руководствах по судебной медицине, которые являются прописными истинами для всех судебных медиков, а также грубейших нарушениях правил производства судебно-медицинских экспертиз, методик и инструкций Минздрава РФ.

Данное утверждение основывается на следующих фактах:

1.Очень краткое и противоречивое описание повреждений при осмотре и при производстве экспертизы трупа Шишкарева.

2. Несоответствие признаков трупных явлений описанных в протоколе осмотра от 8.03.20__г - выводам в заключении эксперта от 12.03.20__г, что смерть Шишкарева наступила в срок от 7 до 9 суток до момента вскрытия.

3.Несоответствие выводов суд. мед эксперта о механизме нанесения повреждений Шишкареву признакам описанным при осмотре его трупа и признаков описанных при экспертизе.

4. Несоответствие анатомического расположения внутренних органов описанию хода раневого канала раны №1 - а именно поджелудочная железа не может располагаться на пути раневого канала описанного суд. мед. экспертом, тем более оказаться пересеченной ровно посередине, согласно анатомическому расположению поджелудочной железы.

5. Не описана анатомически точно локализация повреждения грудины по ходу раневого канала раны №1.

6. Нарушены правила производства судебно- медицинских экспертиз утвержденных Минздравом РФ.

…………………

Поэтому заключение эксперта является заведомо ложным заключением и в соответствии, на основании ч.3, ст.7, ч.1, ст.75 является недопустимым доказательством. Недопустимые доказательства не имеют юридической силы и не могут быть положены в основу обвинения, а также использоваться для доказывания любого из обстоятельств, предусмотренных статьей 73 настоящего Кодекса.

Согласно приговора от 17 июля 20__г. вынесенного судьей Верховного Суда РФ (у которого полномочия судьи истекли еще в 1996г.) (Л.д.145,т.6. л. приговора 3) и по версии органов предварительного следствия получается, что Шишкарев расслабился на столько сильно, что при нанесении ему ударов ножом не оказал никакого сопротивления нападавшему, что противоестественно.

Поэтому ниже привожу научно-практические данные описанные в следующих источниках:

1. «Диагностика и лечение ранений». Под редак.проф. Ю.Г.Шапошникова.М «Медицина» 1984г.,344с.

2. «Хирургический шок».1968г. Дьяченко П.К. «Медицина» Ленинград.

3 «Травматический шок и острые кровопотери». В.В.Бабук. БССР, Минск. 1953г

Так что же такое травматический шок.

Любое механическое повреждение сопровождается ответной реакцией организма, наиболее наглядными проявлениями которой является учащение пульса, дыхания, изменение артериального давления, спазм периферических кровеносных сосудов, который клинически выражается в побледнении кожных покровов и слизистых оболочек. Степень наблюдающихся изменений зависит от интенсивности травмирующего фактора.

В ответ на тяжелую механическую травму организм мобилизует имеющиеся в его распоряжении защитные реакции для сохранения гомеостаза. В какой-то момент эти мобилизованные на ликвидацию агрессии адаптационные механизмы не выдерживают интенсивного и продолжительного внешнего воздействия и стадия компенсации переходит во вторую стадию защитной реакции-декомпенсации.

Как всякий патофизиологический процесс, декомпенсация включает в себя не только патологические, но и целый комплекс приспособительных реакций.

В зависимости от тяжести нарушений гомеостаза и состояния общефизиологических защитных механизмов организм может самостоятельно справиться с этим патологическим симптомо-комплексом или защитные механизмы будут прогрессивно истощаться и постепенно перейдут в терминальную стадию, что наблюдается при декомпенсации и отсутствии лечебного пособия.

В основе описанного выше фазово развивающегося патологического процесса-травматического шока, лежит массивное повреждение тканей с нарушением газообмена, расстройствами гемодинамики и нервнорефлекторными сдвигами. Тяжесть и обратимость шока определяется главным образом степенью нарушения микроциркуляции и глубиной метаболических расстройств, обусловленных гипоксией тканей.

Шок, возникший в ответ на механическое воздействие, в первую очередь является гиповомемическим патофизиологическим симптомокомплексом, в развитие которого, помимо нервнорефлекторных реакций, значительная роль принадлежит кровопотере, эмоциональному стрессу, нарушениям газообмена и интоксикации.

Патофизиологические механизмы развития травматологического шока в настоящее время представляются в виде сложного комплекса многочисленных нарушений гомеостаза, усиливающих друг друга и образующих порочный круг.

Эти механизмы, достигнув максимального развития, продолжают действовать уже независимо от вызвавшей их причины, даже после того как она будет устранена.

Сильное травматическое воздействие является пусковым моментом ,приводящим в действие сложный механизм шока, который в дальнейшем развивается по принципу самоусиления (Покровский Г.Д., 1973г).

Шок можно определить как клиническое состояние, наиболее характерным проявлениям которого служит неадекватная перфузия капилляров с резким замедлением или даже полным прекращением капиллярного кровотока во внутренних, прежде всего паренхиматозных органах.

Исследования Шермана Д.М.(1977г) убедительно свидетельствуют о том, что лечебные мероприятия достаточно эффективны в раннем периоде, относительно эффективные в периоде стабилизации.

В обычных условиях пострадавшие, находящиеся в шоковом состоянии, поступают в лечебные учреждения, как правило, в первые часы после травмы. Им оказывают полноценную анестезиологическую и реаниматологическую помощь.
В последнее время большинство исследователей различают три формы гиповолемичесого шока:

1. Геморрагический – олигемический шок в результате внесосудистых потерь крови , чаще всего при внутренних и наружных кровотечениях.

2.Неврогенный шок –вызываемый расширением сосудов вследствие снижения вазомоторного тонуса и депонирования крови в венозном русле.

3.Шок на почве дегидратации -вследствие стремительной потери внеклеточной жидкости.

Одномоментная потеря 35-50% циркулирующей крови приводит к быстрой смерти. Потеря 25-35% крови вызывает тяжелый шок, который без проведения лечебных мероприятий в ближайшие часы оказывается смертью пострадавшего, и только потеря 15-20% крови, как правило, самостоятельно восполняется, не вызывая симптомов шока.

В зависимости от тяжести течения можно выделить четыре степени травматического шока:

Шок 1 степени( легкая форма):

Кожные покровы и слизистые оболочки бледные. Дыхание учащено до 24-26 в минуту. Пульс 95-100 в минуту, АД 100-95/ 60-55 мм рт.ст., сознание слегка заторможено, отмечается мышечная дрожь. Противошоковые мероприятия быстро приводят к стабилизации гемодинамики и дыхания.

Известно, что момента попадания пули или осколка раненый может не заметить. Только несколько секунд спустя, когда появляется кровь, константируют ранение. Не исключено, что в момент ранения возникает своеобразный паралич чувствительных нервных окончаний, который сохраняется относительно долго.

Некоторые раненые вначале чувствуют тяжелый, тупой удар, валящий с ног, а болевые ощущения появляются позже.

При ранении печени холодным оружием нет, как правило, обширных разрушений паренхимы, в меньшей степени, чем при огнестрельных ранениях и закрытых травмах, выражен нейро-гуморальный и геморрагический шок, обильное кровотечение в брюшную полость может быть лишь в том случае, если поврежден крупный кровеносный сосуд.

При обследовании больного с ножевым ранением печени следует всегда помнить о возможности торакоабдоминального ранения с повреждением нижней доли правого легкого и диафрагмы.

Что касается чисто рефлекторного (болевого или психического) шока, то он редко носит угрожающий характер, если нет кровопотери или острых нарушений газообмена.

Другое дело, когда имеются прямые повреждения важнейших органов и систем. Здесь сочетаются психические влияния со сдвигами, имеющими в своей основе органический субстрат.

Но если первые играют известную роль в общей реакции организма на травму в начальном периоде и легко устранимы, то вторые нередко предопределяют ее исход, особенно если получены серьезные ранения, несовместимые с жизнью, а патологические сдвиги носят необратимый характер. Хорошо известно, что больные в состоянии шока могут быть эйфоричны или заторможены, однако не всегда можно установить зависимость между состоянием психики с тяжестью травмы. Развитие и глубина торпидности скорее связаны со временем и теми изменениями в гемодинамике, которые произошли в результате травмы.

Вместе с тем, болевая чувствительность почти всегда понижена, причем иногда очень значительно, как уже говорилось, это явление обусловлено развитием пессимального торможения в центральных путях передачи боли.

Болевая травма очень поздно приводит к стойкому угнетению функций нервной системы, когда нет гипоксии.

На основании вышеуказанного можно с уверенностью сделать вывод о том, что суд. мед. эксперт Рябов В.П. во время допроса его в судебном заседании 31.01.20__г. дал ложные показания, умышленно, с целью сфальсифицировать доказательство обвинения о причине отсутствия признаков сопротивления Шишкарева.

Как видно из приведенных научных данных состояние шока развивается постепенно, в результате кровопотери, а не сразу после нанесения полученных им ножевых ранений.

Как указал во время допроса в качестве специалиста ассистент кафедры судебной медицины медицинской академии являющийся суд.мед.экспертом Бюро СМЭ, имеющий стаж работы суд.мед.эксперта-25 лет и 15-летний стаж преподавания на кафедре судебной медицины.

Вопрос защитника: - «На Ваш взгляд возможность получения повреждений Шишкаревым в виде колото-резаных ран груди и левого подреберья в положении, когда он сидел на кровати.»

Эксперт – «Возможность получения им таких повреждений не исключается при условии нахождения наносящего повреждения спереди.

Повреждения на лице могли либо предшествовать причинению колото-резаных ран, либо последовать после них.

Первый вариант более предпочтительный, вероятный исходя из отсутствия общеасфиктических признаков смерти не нашедших отражения при экспертизе трупа.

Защитник: - «Мог ли Шишкарев оказать сопротивление при условии получения нанесенных повреждений?».

Эксперт - «Пострадавший должен был оказывать сопротивление, руки у него были свободны».

Но судья совершенно не обратил внимания на разъяснения специалиста, с таким большим опытом работы и суд. мед. эксперта и преподавателя судебной медицины на кафедре университета.

Что указывает на то, что судья умышленно покрывал фальсификацию доказательств органами следствия.

Недопустимые доказательства не имеют юридической силы и не могут быть положены в основу обвинения, а также использоваться для доказывания любого из обстоятельств. Предусмотренных ст.73 Настоящего Кодекса.

На основании вышеизложенного и руководствуясь ст.141,ч 2 ст.415 УПК РФ учитывая, что имеются данные свидетельствующие о наличии признаков уголовно-наказуемого деяния в действиях следователя прокуратуры РА Бакланова А.В. предусмотренные ст.303. ч 3 УК РФ, а в действиях судебно-медицинских экспертов Бюро СМЭ РА- Рябова В.П., Чудопалова В.М.-предусмотренные ч.2 ст.307 УК РФ
 


ПРОШУ:

 

1. Провести проверку по указанным фактам в порядке ст.144-145 УПК РФ в отношении следователя прокуратуры.

2. Провести проверку по указанным фактам в порядке ст 144-145 УПК РФ в отношении судебно-медицинских экспертов.

3. Провести проверку силами Генеральной прокуратуры РФ. ввиду круговой поруки правоохранительных органов с выездом на место.

4. Привлечь к уголовной ответственности следователя прокуратуры по ст.303 ч.3 УК РФ

5. Привлечь к уголовной ответственности судебно-медицинских экспертов по ст 307. ч.2 УК РФ.



Приложение:

Уголовное дело Архановой на CD-диске.

 

 

/Шафранов К./

 
Часть седьмая